Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

06.05.2020 15:56 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 06.05.2020 г.

Выжившая в Саласпилсе

Автор: Ольга ДРОЗДОВА
Заместитель главного редактора

Как ни странно, но у льговчанки Татьяны Васильевны Меркушевой два дня рождения. Оба она всегда отмечает со слезами на глазах, как и многие другие россияне, детство которых прошло в настоящем аду.

Героиня публикации из Орловской области. Её родители были простыми колхозниками. К июню 1941 года в их семье воспитывались семеро сыновей, к сожалению, один впоследствии умер. 22 июня беременная Таней мама прослушала по радио сообщение о начале Великой Отечественной. Женщина так разволновалась, что у неё начались преждевременные роды. Девочка благополучно появилась на свет, осчастливив отца, долгое время мечтавшего о дочери. В сумятице первых военных дней оказалось нелегко оформить свидетельство о рождении. Вот почему в документе и фигурирует другая дата – пятое июля.

25 июня папа Тани ушёл на фронт, расцеловав её и попрощавшись, как он думал, навсегда. Подался в партизаны 25-летний брат девочки. А вскоре в их родную деревню пришли немцы. Поползли слухи о том, что они собираются отправлять людей в Германию. Так и случилось. Танину семью предупредили, и мама успела спрятать у соседей всех детей, кроме грудной дочки и восьмилетнего сына. Их троих и забрали оккупанты.

Моя собеседница, конечно же, ничего о том далёком ужасе не помнит. Рассказывает обо всём со слов матери, плачет и до сих пор удивляется, как могла выжить в тех нечеловеческих условиях будучи беспомощным младенцем.

Её семью вместе с ещё пятью посадили в сани и на лошади повезли в контору за 18 километров. На дворе стояла лютая зима с трескучим морозом, выпало много снега. Тем не менее несчастные без потерь добрались до места назначения. Там их продержали двое суток, постоянно расспрашивая женщин о том, где их мужья. Потом отправили в райцентр. Вместе с десятками других людей загнали в холодные железнодорожные вагоны, которые двинулись в Брянск. Многие пытались бежать. Некоторым это удалось, но Танина мама не решилась, хотя в этом городе жили её родственники. Женщина очень боялась, что погибнут дети. Стоит ли говорить о том, сколько лишений и издевательств терпели бедные пленники?! Иногда немцы по пути останавливали состав в лесу, выводили всех на улицу, выстраивали, ругались, заставляли искать мужей и стреляли поверх голов. Во время одной из таких экзекуций на врагов напал партизанский отряд. Угнанных отбили у фашистов. Большинство ушли в лес. Партизаны расселили их в своих землянках с печками, показали место недавнего боя, где осталось немало убитых лошадей. Так эти люди и пережили зиму 1942-го… А потом снова были захвачены.

И всё повторилось: битком набитые вагоны, страдания, многомесячная дорога в неизвестном направлении. Она закончилась в конце 1942 г. в Прибалтике – в концентрационном лагере Саласпилс, самом жутком из всех подобных объектов. Надо заметить, что он отличался от других тем, что в этом месте, помимо взрослых узников, содержалось немало маленьких в возрасте от шести лет и младше. Их привозили туда, чтобы брать кровь для раненых немецких солдат, испытывать всевозможные яды, проводить бесчеловечные операции, например, ампутацию конечности без наркоза. Несчастные дети тысячами погибали от голода, холода и зверских опытов…

Таню и её родных поселили в самом отдалённом бараке, рядом с которым были лес и озеро, где топили заключённых. Ежедневно в лагере расстреливали, вешали, пытали людей. Они умирали от истощения (рацион составляли небольшой кусок хлеба и похлёбка из гнилых овощей) и травли собаками. На Таниной маме испытывали какое-то белое порошкообразное вещество, от которого на коже оставались ожоги, превратившиеся со временем в безобразные шрамы. Из того страшного периода жизни моя собеседница запомнила только одно: свои слёзы из-за куклы. Её для девочки из затвердевшей смолы сделал машинист паровоза по дороге в концлагерь. Как-то малышка заснула с единственной игрушкой под боком, и она растаяла. Детскому горю не было предела…

Пленников Саласпилса освободили в 1944-м. Таня с мамой и братом провели там почти два года и чудом остались живы. Их барак перед приходом наших почему-то не взорвали, как многие другие. В 1982 г. героиня публикации побывала в бывшем концлагере, превращённом в мемориальный комплекс, чтобы отдать дань памяти погибшим там людям. Поделиться воспоминаниями о той поездке она не смогла. Как только начала описывать детские бараки, в окнах которых размещены игрушки, залилась слезами, почувствовала, что подскочило давление…

Таня с мамой и братом вернулась на родину. Их дом уцелел, потому что во время оккупации в нём жили немцы. Бабушка сберегла оставленных в деревне детей. Стали налаживать жизнь. Было очень нелегко, а главное – голодно…

В 1948-м дождались отца. Он дошёл до Венгрии, был тяжело ранен, поэтому и рано умер – в 1959 -м. А вот старший брат героини публикации пропал без вести. Сколько родные ни разыскивали его после войны, так ничего и не узнали.

Таня окончила у себя в деревне четыре класса. Потом пришлось ходить за пять километров в соседнюю. Самые большие успехи девочка делала в изучении немецкого языка – сказались годы, проведённые, так сказать, среди его носителей. Её семья, как и все другие, жила очень трудно. Чтобы помочь родителям, Татьяна, окончив семилетку, пошла работать в колхоз. Полола картошку, собирала колоски, трудилась поваром. В конце года получала 40 рублей зарплаты, по три мешка гороха, ячменя, ржи и пшеницы. Хлеб пекли сами, добавляли в него тёртые картофельные клубни. Лепили клёцки и варили их в чуть забеленной молоком воде. Чтобы выжить, обрабатывали 25-соточный огород, держали хозяйство. Из-за этого требовалось сдавать в доход государства пух домашней птицы, золу в качестве удобрения для колхозных полей и даже навоз. За каждое деревце нужно было уплатить налог, поэтому большой сад вырубили. В семье появился ещё один ребёнок, но, к сожалению, ещё в младенчестве простудился и умер. Вдобавок осиротели племянники Таниной мамы. Пришлось взять их к себе. В общем, как говорится, хлебнули лиха…

В 16 лет Татьяна получила паспорт и уехала в Брянск к брату, который служил в милиции. Устроилась на текстильную фабрику. Успешно влилась в коллектив. Хорошо трудилась, занималась общественной работой, была народной дружинницей, активисткой, привлекательной и весёлой девушкой.

Приехав как-то в отпуск домой, стала встречаться с молодым односельчанином. Влюбилась в красавца Ивана и вышла за него замуж. Волею судьбы пара оказалась во Льгове. Его взяли на работу в местную исправительную колонию. Ей пришлось потрудиться и в торговле, и на мясокомбинате, и на хлебозаводе. «Всё присматривала, где бы заработать пенсию побольше», – улыбается моя собеседница. Со временем получили квартиру на улице Примакова. Татьяна Васильевна и Иван Михайлович прожили вместе около 30-ти лет. Воспитали сына Олега. Семейная жизнь героини публикации складывалась, как и у всех, по-разному, а в общем непросто. Были в ней и яркие, радостные моменты, не обходилось и без скандалов, размолвок, недопонимания. Седых волос женщине прибавило тревожное ожидание единственного сына из Афганистана, где он выполнял интернациональный долг. В 2009-м она овдовела…

Маленькая Таня выжила в холодных бараках Саласпилса, избежала страшной участи поставщика на его «фабрике крови», не оказалась в печи тамошнего крематория. И всё же пребывание в столь нежном возрасте в концлагере не прошло для неё бесследно – в старости обрушились многочисленные недуги. Каждый день для героини публикации начинается и заканчивается приёмом лекарств. Тем не менее, несмотря на это и весьма почтенный возраст, Татьяна Васильевна находится в здравом уме и твёрдой памяти, сама себя обслуживает, живо интересуется происходящим вокруг неё и в мире, с удовольствием смотрит телепередачи и фильмы, имеет на всё собственную точку зрения, следит за успехами внуков и правнуков. В её квартире очень много мягких игрушек, кукол, всевозможных статуэток, фигурок. Что касается первых, то моя собеседница сама выудила их благодаря умелым рукам из специальных автоматов. Некоторые подарили сын (они самые дорогие её сердцу), друзья и знакомые. С каждой связана своя история. Героиня публикации любит перебирать их и вспоминать… Ну а самое главное её сокровище – давным-давно преподнесённый бабушкой старинный платок, в котором та выходила замуж. Ему уже больше века, местами он обветшал до дыр. Но не стал от этого менее ценным для Татьяны Васильевны. Эту очень приятную на ощупь вещь из чистой шерсти льговчанка проносила всю жизнь, была с ней, что называется, и в горе, и в радости. Больше всего хозяйка любит расстелить платок на диване и касаться его руками, вызывая в мыслях дорогие сердцу образы. В нём она и пожелала сфотографироваться для нашей газеты…

Фото автора и из открытых источников

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

42