Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

22.08.2019 09:18 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 60 от 07.08.2019 г.

За рулём по Швеции

Автор: Константин МАРЧЕНКО

В 25 номере «ЛН» наш земляк Константин Марченко рассказал о том, как с семьёй оказался в Швеции, поделился впечатлениями об этой скандинавской стране. Сегодня продолжает знакомить с ней читателей. Тема – безопасность дорожного движения.

2019-й в Курской области объявлен Годом дорог. Это сулит большие денежные вливания в реконструкцию старых и строительство новых. Надеюсь, что колоссальное финансирование будет использовано с умом, и, в первую очередь, приведёт к реальному снижению аварийности и смертности на трассах, повысит их качество, срок службы и протяжённость.

Всемирная организация здравоохранения ведёт печальную статистику. Каждые 3-5 лет выпускает специальный «Доклад о безопасности дорожного движения в мире», в котором приводятся данные о среднем уровне смертности за год. В 2018-м среди 175 стран, представленных в отчёте, Россия заняла 72-е место с 18 погибшими на 100 тыс. граждан. Сравнивая с расположившимися на 170-м и 171-м местах с коэффициентами 2,8 и 2,7 человек на указанное количество населения Норвегией и Швецией, невольно задаёшься вопросом: «Каким образом им удалось достичь такого результата?».

Попытаюсь ответить, исходя из собственных опыта и наблюдений. Почти семь лет живу в Швеции. Моя работа связана со множеством поездок и командировок. Водительские права получил после переезда из России. Но не без Льговской автошколы. Это была целая история.

Несмотря на то, что теоретический экзамен по вождению в Швеции можно сдавать на 16-ти языках, забронировав через интернет удобный для этого день, учить основы ПДД мне пришлось по английскому изданию местного учебника, так как уроки в автошколе проводились на шведском, который я тогда понимал недостаточно хорошо. В ней же дали реквизиты для доступа к вопросам на специальном сайте, где можно было дополнительно подготовиться к испытаниям. Параллельно я осваивал и русские правила дорожного движения. Они практически не отличаются от шведских. Разница только в структуре экзаменационных вопросов, а также отсутствии в них ситуаций, когда дорогу делят трамвай и автомобиль. Не помню здесь мест, где бы машина ехала вдоль путей, может только их пересечь.

Учёба в Швеции имеет несколько составляющих. Первая – это лекции. Затем – вождение: манёвры, парковка, подъём в гору с остановкой и последующим движением с ручника и без него. С самого начала мы этим занимались в промзоне, так как специальных площадок нет. Отдельно осваивали навыки на автостраде, городских трассах, в сельской местности.

Предусмотрен просмотр фильмов, в которых наглядно представлены несчастные случаи, ДТП, показано, как невнимательность или отсутствие подготовки приводят к трагическим последствиям.

Обучение включает также обязательную часть – экстремальное вождение. Проводилось оно на специально оборудованном старом аэродроме. Мы практически сравнили тормозной путь на разном по сцеплению дорожном покрытии, объезжали резко возникавшее на пути препятствие. Примечательно, что этот манёвр удался только одному канадцу, который переучивался, имея 30-летний водительский стаж. Там же, на лётном поле, расположились тренажёры, которые симулируют столкновения, перевороты и тому подобное. Находится музей несчастных случаев. В нём всё предельно наглядно и доходчиво. Это позволяет прочувствовать, что происходит в результате аварий, понять, какую опасность несёт автомобиль.

Теоретическая часть испытаний сдаётся в экзаменационной комнате транспортной администрации, практическая – в специальном центре, где учитель выбирается «случайным образом», чтобы исключить любую вероятность коррупции. Последняя составляющая – подготовка перед поездкой и действия после неё, эковождение, также – по городу, автобану, в сельской местности.

Лично мне обучение обошлось дороже, чем машина. Одно практическое занятие в 50 минут стоило 600 крон (примерно 3900 руб.). Оплачивать меньше двух не имело смысла: пока выйдешь из здания центра, сядешь в машину и начнёшь движение – треть часа как не бывало. Учитель, конечно, не спешил – ему капали деньги, а я думал о каждой зря потраченной минуте. Дело было перед Новым годом. Я собирался лететь в Россию. Вдруг посетила гениальная мысль – записаться на какие-нибудь курсы вождения на Родине. Начал искать в интернете доступные варианты и нашёл во Льговской автошколе ДОСААФ курсы переподготовки. Не помню, как они точно называются, короче, – для тех, кто сдал на права давно, но машиной не пользовался и хочет поднатаскаться. Для этого прошёл все медкомиссии и взял 10 часов занятий. Попался отличный инструктор – научил парковаться разными способами, подниматься на гору в гололёд и многому другому. Думаю, не надо даже говорить, сколько это сэкономило мне денег по сравнению со шведскими курсами.

Тамошний учитель по автовождению очень удивился моему прогрессу и одновременно расстроился, что денег на этом этапе больше выжать с меня не сможет.

Для того, чтобы ударить его по карману ещё сильнее, купил старую машину и попросил шведского коллегу быть моим личным преподавателем. Им официально мог стать каждый, кто имеет водительский стаж более пяти лет, не допустил грубых нарушений и прошёл совместные четырёхчасовые курсы. Товарищ согласился, каждое воскресенье заезжал на моём авто и мы катались часа по четыре. Ездил с ним на служебной машине и по командировкам – я рулил, а он рядышком спал. Уже тогда был во мне уверен, считал, что вожу лучше многих его друзей, которые получили права давно.

Но мой учитель из автошколы всё не унимался, продолжал назначать какие-то занятия, которые мне в принципе были уже не нужны. Приходилось платить и за обязательные уроки по экстремальному вождению, безопасности, за бронирование времени для сдачи теоретической и практической частей экзамена, аренду необходимого для последней авто. За руль садился трижды и каждый раз – к новому преподавателю. Они «заваливали» меня из-за каких-то надуманных причин: то зря снизил скорость на повороте в сельской местности, что якобы могло вывести из себя водителя сзади – он начал бы обгонять и возникла бы более опасная ситуации, то не очень агрессивно перестроился, пропуская на автобане машину практически перед тем, как пошла толстая прерывистая... Такое впечатление, что пытались выжать больше денег – каждая пересдача стоила с арендой авто 2000 крон (13000 рублей). В итоге выкачали около 35000 тысяч шведских денежных единиц (примерно 227000 – российских). За серьёзное нарушение ПДД назначаются новые экзамены – и по теории, и по практике, поэтому из экономии, наверное, скандинавы и стараются водить очень аккуратно. Возможно, в этом тоже причина низкой аварийности в Швеции.

Но если бы я переехал в нее с русскими правами, пользовался бы ими в течение года, потом пришлось бы всё равно переучиться, заплатить и получить новые шведские. Только японцам и жителям Евросоюза удостоверение можно поменять без экзаменов...

...Извещение о том, что готово моё, я получил во время полуторамесячной командировки в Норвегии. Купил билет на самолёт, прилетел в Стокгольм, забрал документ и на служебной машине поехал обратно. Вот такой опыт.

После возвращения в Швецию сел уже в свой автомобиль и отправился на нём в Россию. Могу смело заявить, что наши федеральные дороги достаточно приличного качества, местами даже лучше, чем в Швеции и Норвегии, но местные городские в большинстве случаев имеют очень жалкое состояние. Оставляет желать лучшего и культура вождения. Постоянные бессмысленные обгоны, чтобы выиграть пару секунд, перестроение без включённого поворотника и т. д. Помню даже случай, когда кто-то сзади из джипа кричал, что я медленно еду, хотя скорость была 30-35 км/ч – на узкой улице, где из частных домов на дорогу в любой момент могли выбежать дети. При таком раскладе, естественно, видел много аварий. За месяц – больше, чем за всё время пребывания в Швеции. Проблему нужно решить.

В Скандинавии стараются аккуратно управлять ТС не только из страха потерять права, пересдавать экзамены, что очень затратно, но и потому, что там совершенны регулирующие безопасность движения законы, неизбежно наказание в случае нарушения. Неважно, богатый ты или не очень. Чиновнику, например, грубое игнорирование правил дорожного движения может стоить карьеры – будет запятнана его репутация. В Швеции отмечен случай, когда правоохранители остановили машину министра, которая оказалась немного пьяной. Об этом сразу написали СМИ – на следующий день женщина уволилась, чтобы не бросать тень на деятельность ведомства.

Полицейских машин в городе не очень много, они не бросаются в глаза, и вероятность того, что экипаж одной из них остановит, – минимальна. Но есть скрытые сотрудники, которые для исполнения служебных обязанностей могут использовать любой автомобиль. Они умеют появиться в самый неподходящий момент и «тормознуть» в случае нарушения. Причём – не формального, а принципиального характера. Например, вряд ли остановят, если на трассе с разрешённой скоростью 100 км/ч человек «выжал» 130. Но преградят путь там, где знак указывал 30 км/ч, а водитель превысил на 5 км/ч. Ведь речь часто идёт о частных домах. Из любого на проезжую часть может неожиданно выбежать ребёнок. О себе полицейские дают знать, когда включают проблесковые маячки и сирену, которые обычно скрыты. Это, собственно, и есть основной сдерживающий фактор – никогда не знаешь, откуда стражи порядка могут появиться – по мелочам себя не выдают. Помню случай, когда я, уставший, возвращался из аэропорта в два часа ночи и мчался по автобану наперегонки с таксистами. Вдруг догнал чёрный Volvo Х90 и включил маячки. Подумал – всё, попал... Но обошлось – полицейский просто всех припугнул, чтобы сбросили скорость, и поехал дальше. Вот такой подход.

За безопасностью, конечно, следят и камеры. Вокруг города по автобанам они натыканы, наверное, через каждые 500-1500 метров, только не следят за скоростью, чтобы выписывать штрафы, а мониторить ситуацию: если на полосе вышел из строя и остановился автомобиль, тут же на электронном табло, установленном по ходу движения до места ЧП, включают предупредительный знак, чтобы транспортные средства снизили скорость и объехали препятствия.

В случае серьёзной поломки, когда водителю не удаётся продолжить движение самому, сразу же выезжают заградительные машины с чёрными демперными гасителями: если кто-то врежется на скорости сзади – спружинят. Ради одного ТС могут прислать «скорую», полицию и пару пожарных автомобилей. Иногда странно наблюдать – вроде всё нормально, а вокруг целый парк спецтехники.

Камеры, которые фиксируют скорость, встречаются очень редко, только тогда, когда проезжаешь через деревни и маленькие города. Причём обязательно стоит знак, предупреждающий о том, что впереди устройство именно этого типа. Но не каждое – настоящее, многие – муляж. Ведь смысл не в сборе денег, а в том, чтобы соблюдался скоростной режим. Кстати, в Швеции недостаточно зафиксировать превышение, надо, чтобы на фото было различимо лицо водителя. Без этого штраф не выпишут.

Очень существенный могут наложить за неправильную парковку, в среднем – 700 крон (4500 рублей); поэтому любителей провести её в неположенном месте мало. Ещё одно наиважнейшее условия безопасности – продуманность инфраструктуры и её качество. Шведские магистрали «обтекают» крупные города, либо проходят через них без пересечений с помощью туннеля, виадуков и развязок вторым или третьим уровнем над землёй, то есть с местными дорогами не соприкасаются.

Следующий фактор, уменьшающий аварийность, – физическая разделительная полоса между направлениями, забор, штакет или бетонные блоки, которые не дают возможности выехать на «встречку». Да это и не нужно, так как шведы продумали ситуации, когда движение осуществляется по трассе, у которой нет двух полос в одну сторону, и надо как-то обогнать медленно идущий транспорт. Для этого используется средняя, которая дублирует дорогу то в одном направлении, то в другом, давая возможность для манёвра. Причём опять-таки стоит разделитель. В России это тоже появилось – видел в окрестностях Петербурга.

На безопасность движения влияют ещё ограждение дороги от животных и «зелёные мосты» для них в местах миграции, которые создают условия для пересечения проезжей части на разных уровнях.

Что касается города, то очень часто встречаются подземные переходы, точнее – дорогу приподнимают, чтобы не заставлять пешеходов спускаться. Для пересечения автомагистрали строятся такие сооружения, по которым можно без труда проехать на велосипеде, пройти с детской коляской или сумкой на колёсиках. Если есть переход в одной плоскости с местными дорогами, то стараются делать островки безопасности.

Хорошее освещение трасс, само собой разумеется, работает круглосуточно. Часто ставят светофоры с датчиком, которые горят по умолчанию красным, Но как только к ним подъезжаешь, сбрасывая скорость, включают зелёный.

Оставлять машины, где попало, нельзя – штраф не очень маленький. Чтоб не создавать аварийной ситуации. У каждого дома предусмотрена парковка. Места сдаются в аренду, поэтому битва за них исключена. Стоянки расположены на расстоянии от МКД, чтобы во время пожара не затруднять проезд спецтехники и не мешать эвакуации жильцов. Коммуникации прокладываются не под дорогами, а параллельно им, чтобы, в случае чего, не раскапывать проезжую часть. Очень мало железнодорожных переездов на одном уровне.

В Швеции сложно встретить плохие дороги, несмотря на то, что, в отличие от соседней Норвегии, нет платных. Исключение – частные подъезды к фермерским домам. Но на таких стоит знак, указывающий на вид собственности. А это допускает, что могут быть не очень хорошего качества и узкими. В стране строят на перспективу, не доводя до состояния, когда город начинает задыхаться от пробок.

Безопасность движения зависит и от обслуживания дорожной инфраструктуры, грамотного планирования ремонтных работ. Они проводятся в основном ночью, чтобы не нарушить дневной график. После снегопада проезжую часть чистят моментально, даже в сельской местности. Техники для этого достаточно. Её количество зависит от площади территории, которую надо обслужить. А если всё-таки не хватает, прибегают к платной помощи добровольцев, которые имеют необходимые механизмы и оборудование, могут выполнить определённый объём работы. Убирают снег и с тротуаров, но, правда, во вторую очередь. В третью – подъезды к домам, потом уже – парковки. Такой же механизм действует и в глубинке. Как-то раз мы оказались в отеле, расположенном в центре страны. Был сильный снегопад. Но всю ночь работала техника, поэтому на следующее утро мы, откопав свой автомобиль, смогли спокойно выехать. Речь идёт практически о деревне и новогодних праздниках.

В экстренных случаях приходится прибегать к быстрым и эффективным решениям. Например, когда однажды сломался подъёмный механизм моста, срезали ограждение под корень и организовали двухстороннее движение по одной полосе.

И ещё. Насколько я понимаю, шведские управляющие компании, которые обслуживают МКД, не имеют дефицита оборудования и техники, поэтому своими силами могут также расчищать придомовые дороги, сажать и стричь газоны, прокладывать местные коммуникации, либо заключить договор с подрядными организациями, который будет чётко соблюдаться, так как за от отклонение от норм и стандартов грозит большой штраф. Дешевле заранее купить необходимую технику, нанять людей и распланировать работу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

124