Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

26.04.2018 11:34 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 30 от 25.04.2018 г.

Чернобыль: боль спустя годы

Автор: Надежда ШИШКОВА

В этом году исполняется 32 года с момента аварии на ЧАЭС

Обычно героями наших публикаций, посвящённых теме катастрофы, становились те, кто сражался с её последствиями. А их жёны и вдовы незаслуженно оставались в тени на фоне непосредственно работавших в зоне отчуждения, хотя многое могут рассказать о том, что пришлось пережить, пропустить через своё сердце.

В преддверии даты мы встретились и побеседовали с льговчанкой Г. А. Печерских. О её супруге, Викторе Тимофеевиче, «ЛН» несколько лет назад написали большой очерк под названием «Ликвидатор», который вошёл в книгу «Собою землю закрывая».

С мужем Галина Алексеевна прожила в счастливом браке 52 года. Супруги никогда не разлучались, всегда были вместе – на работе, дома и на отдыхе. Ладили и не надоели друг другу.

Знакомы они со студенческой скамьи. Учились в Воронежском лесотехническом институте. По субботам устраивались танцы, там Виктор и присмотрел своего Галчонка. Миниатюрная, чёрненькая, с вьющимися волосами – она сразу ему понравилась.

«Витя на четыре года старше меня. В институте это было заметно. Он выглядел взрослым молодым человеком, поскольку пришёл в вуз после службы в армии. Когда я была третьекурсницей, меня выдвинули в состав профсоюзного комитета учебного заведения. Там познакомилась с Виктором. Его избрали заместителем председателя организации, а меня – секретарём. Я оформляла протоколы заседаний, печатала их на машинке, короче, вела всю документацию. Виктор обращал моё внимание на печатание текста, говорил, что его надо разбивать на абзацы, а заголовок располагать посередине. Я занималась этим впервые, довольно медленно, не всегда могла правильно расположить набранное. Встречаться с Виктором стала на четвёртом курсе. Мы поженились через пять лет знакомства, когда были молодыми специалистами в Октябрьском леспромхозе Костромской области. Пышную свадьбу не устраивали, да и не в ней залог крепкого семейного союза», – рассказывает Галина Алексеевна.

1986-й год был особым для Печерских. Они работали тогда в учреждении ОХ-30/3, он – начальником производственно-диспетчерской части, она – главным экономистом.

Вот как говорит о том времени героиня этого материала: «16 апреля руководство отправило Виктора в командировку в г. Киев на Высшие курсы повышения квалификации руководящих работников МВД ИТУ (исправительно-трудовых учреждений) СССР сроком до 24 мая 1986 г. День рождения я отметила без него, с мамой и свекровью. Витя прислал поздравление. Ничто не предвещало беды. И вот 27 апреля пришло письмо. Сообщил, что в тот день курсанты (в т. ч. и он) обеспечивали порядок на стадионе в Киеве. Играли московский «Спартак» и киевское «Динамо». Стадион до отказа был заполнен болельщиками. Днём в городе проводились велосипедные гонки. А уже вечером обратили внимание, что возле института стоит вереница автобусов. Руководство вуза предупредило, чтобы слушатели курсов никуда не отлучались с территории. А с двух часов ночи и до конца следующего дня они были подняты по тревоге и находились в боевой готовности. Просочился слух о каком-то непорядке недалеко от Киева. Это письмо пришло уже в начале мая, до первого числа я ничего не слышала. В средствах массовой информации – тоже ни слова. Страна находилась в неведении. И только, кажется, 2-го передали, что 26 апреля в Чернобыле на атомной станции произошла авария. Конечно, мы все заволновались – как там Витя?

4 мая 1986 г. все отмечали Пасху. В ночь на воскресенье мне приснился такой сон. Я с 5-летним сыном Геной (а в тот год он уже заканчивал учёбу в институте) спускаюсь по лестнице в подвал под нашим домом. На стене перед входом – огромный крест. Шагнув в подвал, увидела вдалеке мужчин, которые что-то делали возле гроба. Неподалёку стояла крышка от него, а далее просматривался сквозной выход из подвала, так как свет проникал из двери с противоположной стороны. Схватив на руки Гену, я выскочила на улицу. Наверху увидела дорогу, с двух сторон загороженную высоким деревянным забором. В ужасе побежала дальше, и в этот момент кто-то крикнул: «Это не для вас, это для него». Когда проснулась, было уже утро, светило солнце. Под впечатлением рассказала сон свекрови. Она мне в ответ: «Сегодня большой праздник, а сон до обеда». Она имела в виду, если что случится, то до обеда.

В 10 часов принесли телеграмму от Виктора, отправленную в 8.30 4 мая. Она пришла из населённого пункта Бородянка Иваньковского района. Текст следующий: «Нахожусь Чернобыле Настроение нормальное Письма в Киев».

Волнение усилилось. Как говорится, сон в руку. Мы продолжали находиться в неведении. По радио и телевидению подтвердили, что на Чернобыльской АЭС произошла авария.

5 мая получила от Вити письмо из населённого пункта Залесье. Сообщал, что находится в районе случившегося несчастья, в 140 км от Киева. Меры предосторожности стараются соблюдать. Подробности по приезду. Послание написано 30 апреля, отправлено 1 мая.

6 числа пришла отправленная 2-го из Чернобыля открытка, в которой Витя поздравил нас с Первомаем, написал, что продолжает работать по заданиям. Настроение нормальное.

И вот рано утром 8 мая, в четверг, на пороге дома появился Витя. Когда я открыла дверь, то увидела его в странной одежде: пиджак гражданского образца, синие милицейские брюки. Он же уехал в новой военной форме цвета хаки. Рубашка, когда он снял пиджак, была вся мокрая от пота, хоть выжимай. Голос сел, кроме того, Витя сильно кашлял, будто в пустую бочку. Лицо сильно загоревшее, загар похож на южный, но темнее. Возбуждён. Мы легли досыпать, так как было 4.30. Но не заснули. Он начал рассказывать, что «там» было».

Виктора Тимофеевича назначили старшим в группу, которая организовывала эвакуацию населения из прилегающих к Припяти сёл Кошары и Новошепеличи. В зоне отчуждения провёл семь дней, а потом снова вернулся в институт, где вместе с другими слушателями занимался до 25 мая. Волновать киевлян и сеять среди них панику не хотели.

«Прибыв домой, в санчасти УВД г. Курска прошёл медицинское обследование на уровень радиоактивности. В онкодиспансере проверили щитовидную железу на наличие радиоактивного йода, сделали другие исследования. С результатами не ознакомили. Впоследствии, в 2001 г., перенёс операцию по удалению опухоли, – продолжает рассказ Галина Алексеевна. – В августе 1986-го ему дали путёвку в санаторий МВД Казахской ССР, где проходили реабилитацию «ликвидаторы-«чернобыльцы». Прибыв в Алма-Ату, почувствовал себя плохо. В первый же день в санатории в предынфарктном состоянии был доставлен в центральный госпиталь МВД Казахской ССР, где проходил курс лечения в течение всего срока действия путёвки. Дома снова был госпитализирован в санчасть УВД. Начались и другие проблемы со здоровьем. На работу вышел в декабре, проболев четыре месяца. Первые 2-3 года часто госпитализировался по поводу плохого состояния здоровья во Льговскую ЦРБ и областные клиники. В итоге экспертный совет при ОВВК УВД Курского облисполкома от 2 июня 1992 г. установил причинную связь заболевания с выполнением работ по ликвидации аварии на ЧАЭС. А в 1994 г. получил вторую группу инвалидности. Её причина – увечье, полученное при исполнении обязанностей в/службы во время трагедии на ЧАЭС.

Первые годы после аварии ежегодно проходил стационарное обследование в Курске как участник ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС по вызову медотдела УВД, реабилитацию. Впоследствии всё это прекратилось».

21 февраля 2003 г. Указом Президента РФ В. В. Путина В. Т. Печерских отметили медалью «За спасение погибавших». Это была самая дорогая его награда.

«В ноябре 2004-го у мужа обострились все болезни, – вспоминает вдова. – Наша поликлиника направила его в областную больницу. Неблагополучно с урологией: камень левой почки, хронический холецистит, рецидив узлового зоба. Кардиолог отметил ухудшение сердечной деятельности, высокое артериальное давление, атеросклероз аорты и др. Лечение назначено на дому.

Начиная с 1998 г. и примерно в течение 10 лет у нас шла переписка-тяжба с УВД, Министерством финансов России, главным управлением Федерального казначейства Минфина РФ по поводу возмещения вреда здоровью, причинённого Виктору во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Товарищ из Курска, побывавший с Виктором в Чернобыле, сообщил, что ликвидаторы из областного центра выиграли все судебные иски, касавшиеся выплаты денежных средств в возмещение вреда здоровью. Посоветовал одного курского адвоката, который помог пяти человекам защитить права, рассказал, как его найти и какие документы представить. С этого времени начались наши «хождения по мукам». Сколько оформлено исковых заявлений в суд, писем в службы, причастные к решению проблемы! Сколько состоялось судебных заседаний! Сколько это стоило здоровья!

Тот знакомый посоветовал сильно не вникать, иначе будут болеть голова и сердце. Один из «чернобыльцев» даже перенёс из-за этого второй инфаркт. Я как могла оберегала Витю от сильного волнения, и для участия в судебных заседаниях мы нанимали адвоката. А что зависело от нас: справки, расчёты вреда – этим занималась сама.

Первые выплаты мы получили за два года, начиная с 1998-го по 2000-й. Доначисления производились в зависимости от повышения минимального размера оплаты труда. Решение выносил Ленинский районный суд г. Курска. Однако с момента его принятия до фактической выплаты каждый раз проходило больше года. Сыграли роль обращения в МВД России с высылкой копий судебных решений по искам. В итоге полагавшиеся суммы были возмещены. Конечно, вначале помогал адвокат, а дальше – наши настойчивость, терпение, к тому же правда оказалась на нашей стороне. Всё было предусмотрено Законом, но его не исполняли те органы, которые призваны это делать».

В учреждении ОХ-30/3 Виктор Тимофеевич проработал 41 год и ушёл на заслуженный отдых в 1994-м. Меньше чем через месяц уволилась со службы Галина Алексеевна. Её стаж (тоже с учётом льготного) в исправительной колонии насчитывает 39 лет.

«26 апреля для меня – скорбная дата, траурный день, – говорит Г. А. Печерских. – Муж, когда ему позволяло здоровье, ходил на встречи «чернобыльцев», с горечью вспоминал о трагических событиях. Теперь на траурные митинги хожу одна. Уже два года, как супруг ушёл из жизни, перестал быть рядом. Ему было 79 лет. Российский межведомственный экспертный совет сделал заключение о том, что причина смерти связана с воздействием радиоактивных факторов. Виктор был порядочным человеком, примерным супругом, отцом, дедушкой и прадедушкой».

Светлая память Виктору Тимофеевичу Печерских и всем, кто защитил нас от разбушевавшегося атома.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

34