Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

13.12.2018 11:13 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 98 от 13.12.2018 г.

С любовью к Тургеневу

Автор: Надежда ШИШКОВА

В ноябре этого года исполнилось 200 лет со дня рождения великого русского писателя И. С. Тургенева – автора знаменитых «Отцов и детей», «Записок охотника» и «Дворянского гнезда».

Юбилей прошёл, но остался вопрос: а актуален ли Иван Сергеевич сегодня? Не устарел ли со своими тургеневскими девушками, лишними людьми и нигилистами?

Может, кто-то скажет, что это позапрошлый век. А что же нынешний? Чудо-люди, которых собирают в передачах на «НТВ»? Вот они герои – парень, вжививший по всему телу рога, девушка, добившаяся того, что у неё язык раздвоился, как у змеи, мужчины, переделывающиеся в женщин и женщины – в мужчин. Вроде и пропагандируются моральные и семейные ценности, крепость домашнего очага, а в качестве примеров – «долгоиграющие» перипетии Терешкович – Гогена Солнцева, Мишулиных – Еремеевых, ожесточённые бои за Вадима Казаченко, Серов с незаконнорожденными детьми, женившийся в шестой раз 71-летний Алибасов и вышедшая за него замуж (в четвёртый раз) Федосеева-Шукшина, которой 80 с хвостом, не обременённые интеллектом светские львицы, будто под копирку, с одинаковыми губами, зубами, бровями, грудями, волосами. Склоки, оскорбления, нецензурная лексика и драки в прямом эфире федеральных каналов – совсем не редкость.

Большой юморист Гоголь сказал бы: «Чёрт его знает, что такое!», степенный Тургенев бы в гробу перевернулся от модных трендов века нынешнего. А ведь можно было бы пропагандировать русскую литературу!

Хорошо, что есть другие примеры. К 200-летию Ивана Сергеевича в Москве, на Остоженке в отреставрированном деревянном особняке открылся дом-музей. Туда до самой смерти из своего Спасского-Лутовинова приезжала мать писателя Варвара Петровна, ставшая прототипом барыни из повести «Муму». А «Российская газета», Государственный музей А. С. Пушкина, портал ГодЛитературы.РФ записали видеокнигу по произведению «Ася». Знаменательной дате во Льговской межпоселенческой библиотеке посвятили выставку.

На ней, помимо исследований отечественных литературоведов, я обнаружила книгу испанского писателя Хуана Эдуардо Суньиги «Загадка Тургенева», которая проливает свет на те стороны биографии создателя «Дыма» и «Муму», которые обрастали мифами и домыслами. В его жизни действительно всё было сложносочинённо.

Супермозг

На рубеже XIX и ХХ веков учёные-физиологи пытались разгадать тайны гениальности, изучая серое вещество великих людей, подсчитывая число извилин. Выяснилось, что среди выдающихся личностей И. С. Тургенев обладал самым большим мозгом: он весил 2012 г, что почти на 600 г больше среднего размера.

Неудивительно, что он обладал незаурядными способностями: в 15 лет стал студентом словесного отделения философского факультета МГУ, через четыре года, в 19, – кандидатом, в 24 сдал магистерские экзамены.

Внешность тоже была примечательной. Один рост чего стоил – 1,92 м! «Тургенев был широкоплеч, сложения плотного, но не тучного – настоящий колосс с движениями ребёнка, робкими и осторожными», – так описывал русского писателя Ги де Мопассан. Иван Сергеевич полжизни прожил в Европе, поэтому на творчество её культура наложила весьма заметный отпечаток.

Воспитание по Домострою

Тургенев рос замкнутым ребёнком. Его рано смутил диссонанс между идеалом матери как доброй феи домашнего очага и тем типом самодержавной домоправительницы, какой являлась в действительности Варвара Петровна. Она отличалась авторитарностью и мужским поведением в хозяйственных делах. Иногда собственноручно секла детей. Ей казалось, что старинный способ воспитания – по Домострою – самый подходящий. Вместе с тем своенравная женщина обладала положительными качествами. Будучи жестокой к слугам она организовала школу для крестьянских детей, а дом, в котором родилась, отдала под богадельню. Желание властвовать уживалось с любовью к цветам, чтением книг, эпистолярным жанром. Сохранившиеся письма Варвары Петровны интересны по содержанию и совершенны по стилю.

Иван избегал неблагоприятной домашней обстановки. Будучи ребёнком искал спасения в природе, тогда же пристрастился к охоте. Став взрослым человеком, старался подольше жить за границей, не мог смириться с царившим в России самодержавным строем, слыл западником. Отдаление от Родины носило географический характер, Тургенев оставался в курсе того, что на ней происходило. Был ярым противником крепостного права. «Всё, что я видел вокруг себя, возбуждало во мне чувство смущения, негодования – отвращения, наконец», – возмущался Иван Сергеевич. Летом 1858 г. принял участие в работе правительственной комиссии, готовившей проект его отмены. После долгих обсуждений и преодоления препон царь подписал указ от 19 февраля 1861 г. Этим событием народ во многом обязан Ивану Сергеевичу.

«Льгов», но не наш

У И. С. Тургенева есть рассказ «Льгов». К нашему городу этот топоним никакого отношения не имеет. Льгов, о котором идёт речь, – село Хотынецкого района Орловской области, представляющее собой красивейший уголок дикой природы с заболоченными лугами, где писатель любил охотиться на уток. Это было для него не только развлечение, но и возможность уйти в себя, в глубь своей души, где совершалось таинство рождения новых творческих замыслов. Именно природе Тургенев обязан свежестью и жизнерадостностью прозы.

Наука страсти нежной

Среди прислуги Варвары Петровны была Авдотья Иванова – белошвейка, умница и скромница, с ясными глазами, тонкими чертами лица. Девушка приглянулась Ивану Сергеевичу с первого раза. Он полюбил её тихую улыбку, робкую походку. С каждым днём она привязывалась к барину всё больше и больше.

В помещичьем доме тайны долго не держатся, явной стала и эта. Скоро о ней узнали все, в том числе и Варвара Петровна. Авдотью заперли в чулан, Ивана потребовали пред ясны очи родительницы. Та устроила грандиозный скандал, обвинила сына в притворстве, безбожии, безнравственности. Он не оправдывался, вину признал и заявил, что загладит её женитьбой на девушке. Это привело матушку в ещё большую ярость. В итоге служанку отослали подальше от Спасского. От Ивана Сергеевича у неё родилась очень похожая на него девочка Пелагея, которую впоследствии на французский манер будут звать Полинеттой. У родной матери её отобрали и определили в дом слуги, где она и росла, всеми помыкаемая и никем не любимая. Таскала воду для прачек, выполняла грязную работу. А когда приезжали гости, Варвара Петровна забавлялась, одевая незаконнорожденную дочь сына в господское платье и выставляя напоказ с вопросом: «На кого эта девочка похожа?».

Треугольник

Все мы знаем о 40-летней привязанности писателя к актрисе испанского происхождения Полине Виардо-Гарсиа.

По дошедшим до нас портретам можно представить её внешность – своеобразную и привлекательную, несмотря на неправильные черты лица: узкий лоб, крупный нос и большие, навыкате, глаза.

«Низкий рост, тяжёлые покатые плечи, смуглое лицо, взгляд, исполненный скрытой меланхолии, неуловимо вызывают в нашей памяти другой образ – Варвары Лутовиновой, любимый и ненавистный одновременно, – пишет Х. Э. Суньига. – Здесь уместно вспомнить, как в одном из писем 20-летнему сыну Варвара Петровна пророчески предсказывает, что женщина, которую он страстно полюбит, будет похожа на неё бледностью лица, нервностью натуры и странной задумчивостью, но предостерегает, что эти качества хороши только для лёгкой любовной интриги».

Полине Виардо аплодировала вся Европа, забывая о нескладной фигуре при звуках чудного голоса. Не остался равнодушным к изящным фиоритурам «заморской певицы» во время показа «Севильского цирюльника» в Петербурге и Тургенев. Поначалу он был одним из поклонников, восхищённых её талантом. На таких Полина смотрела небрежно. Иван Сергеевич стремился как можно теснее сблизиться с четой Виардо: поселился рядом с ними, пытался завоевать расположение, приспособиться к образу жизни, завести переписку. В итоге отправился с ними на курорт в Баден, построил там дом, как позднее в Буживале. Когда Виардо обосновались в Париже, писатель занял верхний этаж их дома и обитал там до конца дней.

Тургенев писал: «Я подчинён воле этой женщины. Нет! Она давно и навсегда заслонила от меня всё остальное, и так мне и надо. Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит моё лицо носом в грязь».

Было время, когда русский писатель и семейство Виардо жили под одной крышей: Полина, её муж, их дети, Тургенев и его незаконнорожденная дочь. Европейское общество, конечно, обсуждало и осуждало этот странный союз. Но Иван Сергеевич был непреклонен: главное – их любовь с Полиной, а не досужие сплетни обывателей.

Исследователи жизни и творчества автора «Аси» и «Нови» попытались понять природу этого любовного треугольника. Предполагают, что именно Тургенев был виновником жизни «втроём». Словно чувствуя за собой грех, доброжелательно писал об обманутых мужьях, изображая жертвами вторжения непрошеного третьего, с которым неизбежно приходилось мириться.

Брак Виардо – Гарсиа являл собой типичный союз, заключённый по расчёту, и был свободен от проявления чувств. 19-летняя Полина вышла за 40-летнего Луи по соображениям, далёким от сердечной привязанности. Он был человек состоятельный, с положением и связями в известных театральных кругах. И, как говорят сегодня, сделал ей промоушн. В наши дни треугольник непременно позвали бы на ток-шоу «Пусть говорят», «Прямой эфир» или «На самом деле».

Л. Н. Толстой считал, что Иван Сергеевич «глупо устроил себе жизнь»; «Тургенев ни во что не верит – вот его беда, не любит, а любить любит».

Известный тургеневед Ю. В. Лебедев в книге серии «Жизнь замечательных людей» рассуждал: «Тургенев действительно «любил любить», но не из эгоизма, как казалось Толстому, а вследствие особой организации утончённо-нервной натуры, не созданной для «земной» любви с её семейной укоренённостью и прочным чувством родного дома. Сам он воспринимал это как личную драму: «Осуждён я на цыганскую жизнь и не свить мне, видно, гнезда, нигде и никогда!». Отсутствием семьи и домашнего очага писатель тяготился. И одновременно понимал, что это наложило бы определённые обязанности, что было тяжелее одиночества.

Штрихи к портрету

В свой последний визит в Спасское Тургенев пытался восстановить некоторые существовавшие в усадьбе традиции, устраивал крестьянам господские праздники.

Приглашённые гости с любопытством наблюдали за привычками писателя. Чтобы не беспокоить слуг, он сам чистил обувь, любил приколачивать занавески на окнах, развешивать ковры, помогал друзьям собирать чемоданы или распаковывать. Если замечал шляпу на стуле, вешал её, брошенный зонт ставил в угол. Любовь к порядку унаследовал от маменьки. Тургеневу нравилось, когда вещи на своих местах, вставал ночью, вспомнив, что ножницы лежат не там, где надо, не мог писать, если на столе беспорядок. По утрам сам долго занимался своим туалетом, особенно тщательно причёсывался – и писал другу Я. П. Полонскому: «Я начинаю справа этим гребнем… 50 раз, потом налево… 50 раз, затем другим, более частым гребнем – 100 раз. А потом щёткой. Но понимаешь ли, хорошо причёсываться и быть безукоризненно приглаженным всегда было моей страстью самого детства».

«На краешке чужого гнезда»

В январе 1883 г. для Тургенева начались испытания. Дочь вынуждена была бежать от промотавшего всё состояние и опустившегося мужа. Потом роковая болезнь – рак спинного мозга. Кстати, его диагностировали только после вскрытия. Недуг причинял ужасные страдания. Когда, опомнившись, писатель вспоминал о них, то рассказывал, что был на дне моря и видел чудовищ и сцепления безобразнейших существ. Симптомы проявлялись мучительной болью в груди и спине. Так шёл месяц за месяцем, временами наступали улучшения, но потом всё начиналось снова. И. С. Тургенев перенёс операцию – ему вырезали неврому в области живота, но болезнь обострилась.

То ли из-за недуга, то ли от воздействия морфия случались вспышки гнева и безумия, когда Иван Сергеевич пытался выброситься из окна или покончить с собой при помощи шнура вызова прислуги, просил яду и называл Полину леди Макбет. За два дня до смерти говорил о наводнивших комнату гробах и читал отрывки стихотворений.

До русских друзей доходили слухи о том, что больной Тургенев одинок и заброшен, о постоянном «грохоте музыки» в школе Виардо, располагавшейся под комнатами писателя, о равнодушии членов семьи к его страданиям. Альфонс Доде, навещавший Ивана Сергеевича в то тяжёлое время, всегда находил одну и ту же картину: внизу, в роскошном зале, не смолкали музыка и пение, а вверху, в крохотном полутёмном кабинете, лежал, сжавшись в комок, исхудавший, молчаливый старик.

До сих пор остаётся неясным, что произошло в его комнате перед тем, как он впал в кому, и находился в этом состоянии восемь часов, а затем умер. Не осталось ни одного полностью достоверного свидетельства о том, каковы были его прощальные слова, кроме тех, что приводятся Полиной Виардо. Со смертью Тургенева биографы связывают два случая. Один произошёл в Буживале: берёзовая роща, высаженная по просьбе писателя, засохла, другой имел место в Спасском: за год до кончины Ивана Сергеевича в его родной усадьбе со стен неожиданно попадали портреты предков. Слуги сочли это дурным предзнаменованием…

В последние годы жизни его дочери не было рядом. С двумя маленькими детьми после развода с мужем она жила в Швейцарии.

После смерти тело Тургенева было помещено в русскую церковь в Париже. Там оно оставалось до отправки в Россию. Накануне этого на траурную церемонию, организованную на вокзале, собралась большая группа соотечественников Ивана Сергеевича и французских писателей, с которыми он дружил. Не успел поезд пересечь границу, как на станциях по пути следования стали собираться люди, чтобы попрощаться с прахом покойного.

На похороны в Петербург прибыло 166 делегаций со всей страны.

Искупление через страдание… Говорят, что в мучениях, которые испытал писатель, исчезают грехи искушения. Беспощадные Парки оказались неумолимы к Тургеневу. Его жизнь была исполнена скрытых страстей, несбывшихся надежд и тяжких дум. Но достоверно известно, что Иван Сергеевич нужен миру, чтобы не стыдиться быть добрей, чище, нравственнее и наивней, чтобы помнить: Муму внутри каждого из нас, как совесть.

То, о чём писал этот автор, – на все времена. Юрий Любимов говорил: «Меняются только костюмы, а души и чувства остаются». Это и о Тургеневе тоже. Ещё многие поколения будут заглядывать в томик с его произведениями, чтобы получить ответы на свои вопросы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

12