Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

03.05.2017 10:45 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 03.05.2017 г.

Женское лицо победы

Автор: Ольга ДРОЗДОВА

Говорят, у войны – не женское лицо. Полностью согласны с этим утверждением. А вот у победы – именно такое – светлое, прекрасное, внушающее надежду, в общем радующее глаз. Поэтому будет особенно уместно, подумали мы, написать в преддверии девятого мая о бывшей фронтовичке, имеющей звание ветерана труда, удостоенной ордена Отечественной войны второй степени.
Моя собеседница, М. А. Власова, уроженка деревни Марицы Льговского района, появившаяся на свет в простой крестьянской семье, где воспитывались ещё четверо детей, с раннего детства тянулась к знаниям. В 20-30-х годах прошлого века колхозникам жилось нелегко. Мария, её братья и сёстры трудились дома наравне со взрослыми и так же недоедали. Из-за авитаминоза у девочки развилось заболевание, которое в народе называют куриной слепотой. Доктор запретил ей ходить в школу. Маша не могла смириться с этим. Науки давались ей сравнительно легко, потому что всегда настойчиво стремилась дойти до всего своей головой, не терпела неясностей и недоделок. За успехи в учёбе постоянно получала Почётные грамоты и подарки – книги, тетради, которые в то время очень ценились, потому что были дефицитным товаром. Маленькая пациентка стала сбегать на занятия через окно. Родители махнули рукой. Зимой пятеро детей вынуждены были делить на всех одну пару валенок. Ходили в них по очереди. Мария начала бегать на уроки в лёгких ботиночках. Когда приходила домой, не могла сразу снять их – ноги примерзали к подошве…
Окончив семилетку, Мария поступила во Льговское медицинское училище. Однако проучилась там всего один год. У живущей более чем скромно семьи не было денег на то, чтобы снимать для дочери жильё, покупать продукты. Девушка поехала к брату в г. Таганрог. Там продолжила образование в медшколе. Вместе с дипломом получила направление на работу на ФАПе в селе Ростовской области. Это был 1940-й…
В 1942-м, когда немцы подходили к Ростову и начали регулярно бомбить его, Марию призвали в армию. В военкомате собрались десятки новобранцев, среди них было и несколько девушек. Всем предписали отправиться в г. Орджоникидзе. Сейчас это трудно себе представить, но молодые люди добирались туда пешком. Едой разживались в деревнях, попадавшихся по дороге. Иногда им разрешали подоить коров, которых пастухи гнали мимо. Это было большой удачей. Много раз попадали под бомбёжки, но страха смерти не испытывали. «Вероятно, благодаря неисчерпаемому оптимизму юности», – улыбается моя собеседница. В пути провели около двух месяцев. Парням предстояло пройти медицинскую комиссию, а девушки поехали в Грузию. Мария Архиповна вспоминает, как их везли в кузове грузовика по Военно-грузинской дороге, представлявшей собой серпантин, по одну сторону которого были скалы, по другую – море. То и дело над головой проносились вражеские самолёты. Пассажиркам казалось, что вот-вот машина или врежется в каменные глыбы, или сорвётся вниз. К счастью, ничего подобного не случилось.
Медсестрички благополучно добрались до Тбилисского эвакогоспиталя, в котором им и предстояло служить. Однако вскоре он был эвакуирован. Его сменил главный военно-морской госпиталь г. Севастополя. Маша и её подруги трудились в нём до конца войны. Каких только ран и страданий им не пришлось там повидать! Всё до сих пор так и стоит у героини публикации перед глазами. «Я работала операционной сестрой, – говорит Мария Архиповна. – Уставала страшно, сутками не спала. Иногда казалось, что упаду и засну прямо у стола с инструментами. Самыми страшными были случаи, когда молодым ребятам ампутировали руки или ноги. Они очень тяжело переживали операции – расстраивались из-за того, что стали, как им казалось, никому не нужными калеками. У некоторых появлялись мысли о самоубийстве. Обычно мы долго разговаривали с такими пациентами, объясняли, что жизнь на этом не заканчивается, что инвалиды довольно быстро адаптировались и даже порой продолжали воевать, что матери, невесты и жёны будут рады видеть своих детей и любимых в любом виде. В общем в то время мы стали настоящими психологами. Большинство раненых удавалось переубедить. Но однажды боец, усыпив бдительность медперсонала, полоснул себя по горлу ножом. Ему очень быстро оказали помощь, и он выжил…»
После победы Мария осталась на Кавказе. Устроилась старшей медсестрой в бальнеологический исследовательский институт имени Сталина. До сих пор вспоминает, какие жёсткие требования предъявлялись его сотрудникам и в профессиональном плане, и в отношении к больным, и к внешнему виду (выговор могли объявить даже за выбившийся из-под шапочки волосок). А с родины тем временем приходили грустные новости: сгорел во время войны отчий дом девушки, тяжело заболела мама. Маша решила возвращаться в родные края…
За время работы в госпитале Мария прошла настоящую школу жизни и профессии, считалась высококвалифицированным, ценным кадром, поэтому быстро нашла себя в мирной повседневности. Её приняли в детский дом облоно, который находился в г. Льгове, на месте теперешнего здания Пенсионного фонда. Моя собеседница несла ответственность за здоровье и моральное благополучие почти сотни ребятишек, многие из которых имели тяжёлые хронические заболевания. В её обязанности входила организация их регулярных обследований, полноценного питания и т. д. Мария Архиповна, как говорится, болела душой за каждого ребёнка…
Отдав детворе шесть лет, медсестра Власова перешла на не менее трудный фронт работы – в инфекционное отделение Льговской центральной районной больницы. Там она имела дело с пациентами, страдавшими такими опасными недугами, как брюшной тиф, скарлатина и т. д., алкоголиками, которых направляли туда на обследование и которые порой поступали в состоянии белой горячки, грудными детьми. С малышами было особенно трудно. Им часто назначали внутривенные инъекции и капельницы. Детские венки на руках очень тонки, их легко проколоть, причинив младенцу сильную боль. Приходилось искать подходящие сосуды на головке и туда вводить лекарства. Надо ли говорить о том, какая это ответственная и сложная манипуляция! Мария Архиповна была одной из немногих, кто легко справлялся с этим непростым делом.
Из «инфекции» М. А. Власова вышла на пенсию, но продолжила работать, отдав отделению ещё 12 лет. Оказавшись на заслуженном отдыхе, долго не могла привыкнуть к своему новому положению, очень сильно скучала по любимому делу. Отвлечься и постепенно привыкнуть к изменившимся реалиям моей собеседнице помогли маленькие внуки, которые нуждались в заботе и внимании. Их у Марии Архиповны шестеро – от трёх дочерей, Веры, Ирины и Галины, которых она вырастила вместе с супругом Николаем Кузьмичём, тоже ветераном Великой Отечественной, рано скончавшимся из-за тяжёлой болезни. Дети и внуки четы Власовых выросли достойными людьми, как говорится, сумели найти своё место в обществе. Ирина Николаевна, присутствовавшая при нашей беседе, к примеру, пошла по стопам матери – стала медицинским работником. Едва вышли в люди внуки – подоспели правнуки – целых восемь. Сил и любви Марии Архиповне хватило и на них…
Весной ей исполнилось 94 года. В это трудно поверить, глядя на героиню публикации. Она сохранила ясный ум, твёрдую память, живую, яркую речь, чувство юмора и жизнерадостность, полна энергии и оптимизма. До последнего времени эта удивительная женщина читала книги и газеты, смотрела телевизор, работала в огороде, выполняла множество домашних дел. Сейчас резко упало зрение. Тем не менее Мария Архиповна обслуживает себя сама и по-прежнему остаётся незаменимой помощницей для родных. «Наверное, ещё в детстве мама прошла своеобразный естественный отбор, жёсткий и смертельно опасный, – улыбается Ирина Николаевна, – судьба постоянно испытывала её на прочность, а война окончательно закалила характер и волю…»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

17