Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

21.08.2015 14:26 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 65 от 21.08.2015 г.

Два удара – две жизни…

Автор: Игорь СКОРОХОДОВ

Можно было бы привести цитату, порассуждать о роли случая, общественных пороках, социальных проблемах и семейных трудностях. Но стоит ли? В спешке и суете чужие ошибки отстали. Никто на них учиться и не собирался. Проще освоить в интернете заковыристую игру. Что наша жизнь? Слова…
Дела – исключения. Иногда – из нее. Помолчим! Больше года назад город говорил несколько дней. О смерти молодого доктора Т. Повлияла и его профессия. Помогал другим, а себя защитить не смог. Молва сразу выяснила причину трагедии – убийство – и вынесла приговор – преступник «отмажется». В поликлинике ЦРБ долго висел портрет в траурной рамке. Уборщицы с волнением заходили в кабинет покойного. Потом «публичное следствие» постепенно, как вода по К. Маркса, сошло на нет. Многим даже показалось, что о Т. забыли. Но это было не так. Он продолжил жить ноющей болью бессонных ночей в сердцах родителей, тихой грустью в воспоминаниях друзей за бутылкой пива и сигаретой, в непрекращающейся работе следователей.
В июле 2015-го состоялись заседания Льговского районного суда и его приговор на 28 листах… Вскрытие показало, что у доктора были некоторые проблемы со здоровьем, но умер он по другой причине.

Вечером 19-го июня 2014 года третья школа отмечала выпускной вечер в спортбаре «Премьер-лига» в микрорайоне Льгов-2. Один из виновников торжества пригласил своих товарищей. Повеселились, как положено, выпили и налегке в машине направились к Сейму, чтобы на пешеходном мосту встретить рассвет.
Члены второй компании в тот день были заняты другими делами. Т. после обеда вернулся домой из Курска с курсов повышения квалификации. Ремонтировал с отцом в гараже машину. Примерно в 23.00 к молодому человеку пришел друг. В час ночи приехал еще один. В «Кавказском» купили пиво. Остановились на площади автостанции. Общение осветила только неоновая реклама. Но некоторым ребятам из «Премьер-лиги» и она помогла увидеть среди них знакомых. Произошел обмен приветствиями и репликами. Парни то расходились, то приближались. Броуновское движение молодежи. Один из «спортбаровских» попросил сигарету. Потом захотелось закурить еще. Для товарища «стрельнул» Страхов*. Вредной привычки не имел – проявил заботу. Собирался уйти, но «спиной услышал»: «Смотри, сейчас тебя малолетки обкурят». Это доктор сказал своему другу. Как потом выяснилось, пошутил зря.
Тогда еще восемнадцатилетний студент курского вуза, на две головы выше Т. и шире его в плечах, измордовавший во дворе своего дома боксерскую грушу, Страхов многозначительно повернулся к доктору. Тот не стал отказываться от своих слов и услышал, что за «малолеток» придется ответить. Драться Т. не собирался, потому что был человеком из другого измерения и сразу поставил визави диагноз: «Здоровый лоб». И сам автор неудачной шутки о возрасте и курении, и его друзья попытались разрядить обстановку, несколько раз принесли Страхову извинения. Но они ему были не нужны. Видимо, боксерская груша внушила, что прощать обиду нельзя, прослыть слабым – стыдно. Такие сложились понятия…
…Все случилось за несколько секунд. Страхов ударил – Т. упал навзничь на асфальт и потерял сознание. «Боксер» брызнул ему в лицо водой из бутылки, привел в чувство и сказал: «О, живой!». Затем сбил с ног друга доктора, который попытался не допустить того, что произошло. Т. отвезли домой. Он закрыл за собой дверь. Было раннее утро 20 июня 2014 г.
В восемь часов отец услышал голос сына. Вошел в комнату и увидел, что он, раскачиваясь из стороны в сторону, сидит на диване, держится руками за голову и постоянно произносит: «Ой!». Позвал жену. Растерянность, расспросы, попытки помочь. Молодому человеку становилось все хуже. Пришлось позвонить на станцию скорой помощи. Примерно в 15.00 родителям сообщили о том, что их единственный сын скончался.
Страхова взяли под домашний арест. Начались следствие и попытки подозреваемого, а потом и обвиняемого сделать все, чтобы «эти в форме» не испачкали его гордое имя и не испортили прекрасную перспективу. Слов о том, что доктору теперь все равно, не надо губить того, кому еще жить и учиться, конечно, сказано не было, но между строчками протоколов допросов их прочитать можно
Смысл показаний Страхова свелся к следующему. Между ним и Т. возникла словесная перепалка. Доктор схватил его за руку. Пришлось освободиться и ударить кулаком в щеку, предотвратив тем самым возможные противоправные действия со стороны потерпевшего. Но сделано это было не со всей возможной силой. Т. отошел назад и упал, предположительно потому, что был пьян. Телесные повреждения получил не в результате удара.
Адвокат Страхова попытался убедить участников судебного заседания в том, что доктор мог пострадать не во время инцидента на автостанции, а при других обстоятельствах, например, во время случайного падения дома.
Мать Т. заявила, что близкая родственница обвиняемого оскорбила ее, сказала, что никакой ответственности он не понесет.
Свидетели трагедии общими усилиями нарисовали ее картину. Не смогли только пояснить, сколько ударов Страхов нанес доктору. Потому что в темное время суток в состоянии алкогольного опьянения целенаправленно не наблюдали за происходящим и увидели только его фрагменты. Но установить это было важно.
Ответы дала судебно-медицинская экспертиза. Она пришла к выводу о том, что точками приложения травмирующей силы на теле потерпевшего стали лобная и левая височная области. С падением навзничь это связать невозможно. Повреждения возникли за короткий промежуток времени друг за другом, но не в результате однократного свободного падения на твердую поверхность. Судебно-химическое исследование позволило сделать вывод о том, что незадолго до смерти Т. алкоголь не употреблял. Свидетели показали, что дома он никаких травм не получал и на самочувствие не жаловался. Кроме Страхова, Т. никто не бил. Значит, именно его действия привели к смерти потерпевшего. И ударов, как и точек приложения травмирующей силы, которые якобы «поставило» падение, было как минимум два. Молниеносных и огромной силы.
Ссылки защиты на то, что Т. во время транспортировки домой находился в сознании и сам вышел из машины, потому получил повреждения, приведшие к смерти, не во время конфликта на автостанции, тоже разбились о заключения специалистов. Они объяснили, что нередко после первичной потери сознания у пострадавших наступает более или менее продолжительный период благополучия, просветления, восстановления активной фазы бодрствования. «Затем при продолжающемся внутричерепном кровотечении, отеке и развитии синдрома компрессии мозга возникают вторичное нарушение или потеря сознания, обуславливающая развитие вторичной (подостро развивающейся) функциональной недостаточности и утрату пострадавшим возможности к активным действиям». То есть Т. какое-то время после страшной травмы был в состоянии ходить, говорить…
Необходимость упреждающего удара Страхов придумал для того, чтобы сыграть роль потенциальной жертвы. Т. ему не угрожал, стоял по стойке смирно. Наверное, почувствовал внутри холодок, но, скорее всего, до последней секунды не смог предположить, что с ним обойдутся так жестоко. Судя по показаниям свидетеля, «самодельный боксер» был не пушистым, каким попытался себя представить, а ядовито колючим. Подойдя к доктору, сгруппировался, наклонял туловище вперед, топтался как на ринге, подготовил удары и нанес. Словно по груше. Понял, что ответа не будет. Т. воспитали в другом духе. Он лечил, а не калечил…
Без посторонней помощи встать не смог бы. Потому что компонентами тупой закрытой черепно-мозговой травмы, которую получил, явились линейные переломы костей основания черепа и левой височной, ушибы нескольких долей головного мозга, кровоизлияние, наверное, во все возможные его участки и т. д. Заключение экспертов-медиков заняло более десяти страниц печатного текста. Страшно читать.
Два удара – две жизни. Одна ушла от нас навсегда, другая пойдет, неизвестно куда. После освобождения. Бывалые скажут – бывает. Кому от этого легче? Мог предвидеть последствия, но не захотел. На допросе признался, что выпил бокал шампанского. Странная теперь у молодых привычка шастать по чужим выпускным и встречать не свои рассветы. К сожалению, наступил закат – для учебы, карьеры, любви… Оскорбился – назвали малолеткой. Им в восемнадцать лет и был. Современные молодые, с компьютерными головами, тонкими ручками и пивными животиками, инфантильным сознанием, надолго застряли в детстве. Папки, мамки, дядьки, няньки теперь не помогут. Надо было договариваться с детьми раньше. «Хочешь конфетку? А нету!». Предки сейчас нужны для… И чем больше, тем лучше. Не понимаете – молчите! Не спите по ночам в ожидании утю-тюлечки, маленькой такой деточки… Как бы!.. Надо было драть, пока лежал поперек лавки.
Но это доля шутки. А если серьезно, суд признал Страхова виновным в причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть Т., и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет, без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Домашний арест был заменен заключением под стражу.
Страхов наверняка до последнего надеялся на то, что хоть условно, но все же останется дома. Теперь надо надеяться родным, что будет думать, как побыстрее в него вернуться. Только – честно.
P. S. Приговор суда в законную силу не вступил. Он обжалован стороной обвиняемого.
*– фамилия в тексте изменена
Благодарим за сотрудничество Льговский районный суд

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

207