Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

08.05.2015 15:14 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 08.05.2015 г.

Мститель

Автор: Надежда ШИШКОВА

С каждым годом людей, испытавших на себе ужасы и лишения второй мировой, становится все меньше. О них остается бессмертная память, а их личные дневники, документы, фотографии, письма и вещи продолжают рассказывать внукам и правнукам Победы о том, какой кровопролитной и чудовищной была война.
Если бы не Почетный гражданин г. Льгова В. А. Павперов, который привел в редакцию свою знакомую, вдову ветерана Великой Отечественной войны А. Н. Чернову, этот материал не появился бы на свет.
Алла Никитична рассказала о муже, показала его дневник, благодаря которому можно проследить путь к маю сорок пятого солдата Львовского 1719-го орденов Суворова, А. Невского, Б. Хмельницкого полка, 9-го механизированного Киевско-Житомирского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова корпуса 3-й гвардейской танковой армии.
Записям больше 70 лет, но сохранились они довольно хорошо, правда, немного стерлись по краям умещающегося в ладонь блокнота с пожелтевшими страницами в мелкую клеточку. Это заметки, наблюдения, мысли свидетеля и участника далеких исторических событий – льговчанина Валентина Петровича Чернова. На его глазах, во время оккупации нашего города, немцы замучили отца, старого железнодорожника, и мужа сестры. Два старших брата ушли на фронт. Федор пропал без вести, Александр погиб при ликвидации войск СС в Восточной Пруссии и там же был похоронен. Оба не успели создать семьи.

Солдатские будни
16-летний Валентин не раз просился в партизаны у их вожака, своего дяди, машиниста Щепотьева, но тот отвечал: «Ты здесь нужен. Храни оружие, сообщай, что враг делает».
В марте 1943 г. наши войска заняли Суджанский поселок ст. Льгов. Валентин ушел в армию. Тогда же и начал вести дневник. 9 апреля В. П. Чернов отправился в Курск, а оттуда в Подмосковье. Там почувствовал себя плохо и попал в госпиталь. На больничной койке встретил Первомай. Вот что говорится в дневнике:
«Нам принесли подарки. Время прошло скучно. Начал ходить по палате. Перевели в выздоровительный отдел».
И далее:
«Выписали. Направляюсь в часть. 12 суток карантин. Началась солдатская жизнь.
10.8.43 г. Утром нас начали «покупать». Со мной попадают Дугинов и Хряков.
Приезжаем на ст. Павшино (18 км от Москвы). Разбивка по полкам. Я, Дугинов и Хряков попадаем в 3-ю дивизию, отдельный истребительно-противотанковый дивизион. Живем около станции. На занятия ходим в Красногорск. Получили пушки 85 мм. Я наводчиком у Орлова. Отправляемся в Москву. Проехали в метро от ст. Сокол до парка культуры и отдыха. Были на трофейной выставке.
22.8.43 г. Погрузились в эшелон к вечеру. В это время Москва салютовала за освобождение Харькова. Поезд отправляется ночью. С Ржевского вокзала он везет на Курский, оттуда движемся на юг. Поезд идет быстро.
26.8.43 г. Приезжаем на ст. Ясная Поляна. Размещаемся в землянках. Рядом поместье и дом Л. Толстого.
30.8.43 г. Выехали на тактические занятия.
8.9.43 г. Окончились тактические занятия.
10.9.43 г. Погрузились в эшелон.
11.9.43 г. Едем в Тулу, из нее повернули строго на юг. Имеются надежды заехать домой.
12.9.43 г. В 16.00 приехали в Курск. Долгая стоянка. Лег, но не спится.
13.9.43 г. Незабываемая дата! В 4.00 тронулись из Курска. Проезжаем знакомые мне места. В Конапельках на разъезде видны огромные следы недавней бомбежки. Наконец показался родной Льгов! Поезд стал на станции. Я, Дугинов, Орлов и Перемет навестили дом. Через 20-30 мин приходим на станцию в сопровождении Нины, Лиды, Любы и Эдика. Но наш эшелон ушел. Сели на попутный. Догоняем свой эшелон в Ворожбе, где наша часть разгружалась. Движемся по Сумской области на своем ходу. Жители встречают хорошо. Направляемся в сторону Киева. Немец бежит, не оказывая сопротивления. Изредка появляется авиация.
Переяслав-Хмельницкий. Я – член ВЛКСМ.
Пионер. Первое боевое крещение авиацией, но пострадавших нет.
С. Козенцы. На берегу Днепра. Авиация сильно бомбит переправу. Слышны и видны орудийные и пулеметные выстрелы на правом берегу.
28.9.43 г. Переправляемся на правую сторону на пароме. Несколько человек пострадали от минометного огня. Ночью заняли опорный пункт (ОП) на одной высотке. Итак, мы на правом берегу Днепра. Букринский плацдарм. У меня на шее появились чирии. Начинается боевая жизнь.
4.10.43 г. Артподготовка. Наши части пошли в наступление, продвинулись на несколько километров. Мы снялись с ОП и двинулись вперед. Я чувствовал себя спокойно.
5.10.43 г. Заняли ОП около д. М. Букрена. Авиация противника действует по-сумасшедшему. Идут ожесточенные бои. Я выпустил 28 снарядов по немецкой пехоте.
7.10.43 г. Артподготовка снова. Мы уже у с. Б. Букрена. Продвижение началось правым флангом. Усиленно работала авиация (особенно наша). Очень трудно пришлось. Мы очень близко подошли к противнику и заняли ОП. Затем снялись с этого пункта и заняли новый около штаба своей части, но он оказался невыгодным, поэтому выбрали другой».

«Путешественная» жизнь
В. П. Чернов зафиксировал ключевые моменты форсирования Десны и Днепра, освобождения Киева. В коротких сухих строках – не только героика сражений, плотный огонь «по-чертовски» действовавшей вражеской авиации, но и суровая правда. Однажды по ошибке Чернов и С. Щербаков подбили свой бронетранспортер и ранили чеха-лейтенанта, а во время отступления восточнее Брусилова, ночью, с Есиповым и Ярошкиным взорвали пушку и подожгли машину, которые, как ни мучились, не смогли вытащить из грязи. Потом по компасу шли к своим. Боялись попасть к немцам. Долго блудили по пашне. И только к рассвету нашли нужную дорогу.
В январе 1944-го началась «путешественная», как отмечает автор дневника, жизнь на Украине и в Польше. В с. Лишни бойцов впервые разместили по квартирам.
1.1.44 г. «С. Макаров. Получаем зимнее обмундирование. Жизнь проходит веселая. Я с расчетом на квартире Илюшенко. С. Щербаков – на гаупвахте за пьянку.
Д. Лозовик. Занятные дни. Длительный марш в Леоновку. Тоже занятия.
14.2.44 г. Марш через Бердичев.
16.2. 44 г. С. Белополье. Марш обратно через Бердичев. Его совершали два дня.
18.2.44 г. Полонное. Майдан-Волынский. Поругались с танкистами из-за квартиры.
20.2.44 г. Перешли на другую квартиру.
25.2.44 г. Мне присвоили звание сержанта. Получили боевое знамя. Его вручал генерал Малыгин.
Март. Выехали в Хоровицы. Сильная грязь. Поругались с зенитчиками. Ходили на охоту. Принесли козу.
14.3.44 г. Шепитовка. Ходили в театр. Ставили артисты из Москвы».
Потом был переезд в Дубно, оттуда через Бердичев в Козятин. Остановка в с. Борки-Вельке.
«23.4.44 г. Ставище. Стоим на квартирах у поляков. Ездим на ст. Борки-Вельке и разгружаем эшелоны. Однажды участвовали в облаве на бандеровцев, но без успехов.
28.4.44 г. Получили летнее обмундирование.
1.5.44 г. Праздник прошел весело. С демонстрацией. Я последний раз видел свое знамя.
3.5.44 г. Жеребки. Здесь живем весело, как бы чувствуя что-то. Н. Орлов был пьян, он сильно плакал, зная скорую разлуку со мной.
5.5.44 г. Нас разбили по полкам. Я и Дугинов попадаем в зенитный.
Голущанцы. Медосмотр, баня и т. д. К вечеру – во 2-й батарее на ст. Богдановка.
6.5.44 Начинаем знакомиться с батареей. Ставят на учет.
8.5.44 г. Меня назначают командиром орудия во 2-м расчете.
31.5.44 г. Меня назначают комсоргом батареи.
Весь июнь стоим в Богдановке. Проходят занятия. Мне как незнакомому с новой матчастью приходится заниматься усиленно. Нужно знать не только пушку (а знать ее необходимо хорошо), не только свои обязанности, но и коллектив».

«Моя боевая семья»
Чернов был не только замечательным воином, но и хорошим комсоргом. В его батарее все юноши являлись членами комсомола. Комсорг превосходно знал каждого. Вот как он описывал своих товарищей:
«В мой расчет из командировки прибыл В. Чуйков. По его внешности видно, что недисциплинированный. Но в несколько дней он «преобразился», и я стал другого мнения о нем. В. Криворотенко – мой заместитель. Нечего сказать, грамотный, развитой, положительный во всех отношениях. Е. Ковалев, хотя мой старый сослуживец, но у него много недостатков в поведении, а что касается отношения к занятиям – молодец. Остальные – обычные парни с мальчишескими навыками, особенно Шеставин. Вот моя боевая семья, с которой придется делить свою участь и добывать Победу».
В своем дневнике Валентин Петрович делится впечатлениями о фронтовой жизни, от его внимательного взгляда не ускользают детали, черты характеров подчиненных: «Бои проходят в тяжелых условиях. На пути много водных рубежей. Сан, Висла и пр. Сандомирский плацдарм, слишком тесно. Авиация противника беспощадна и слишком наглая. Каждую минуту можно ожидать «стервятников». Мои люди ведут себя спокойно, особенно Вадим, которого я уже хорошо изучил. Более малодушен из всех у меня был Евдокимов, но ничего, не очень.
Мне присваивают звание старшего сержанта. У нас появился мед – первый трофей. Чуйков подшучивает над Кучеренковым – разведчиком, которого пчела ужалила в верхнюю губу, и она распухла необыкновенно. А он и без того «губатый». Но недолго Вадиму пришлось потешаться над ним, такая же участь постигла и его. Кушая мед в сотах, он и не подозревал, что в них может находиться пчела. Смеяться стали над Вадимом, а он этого очень не любит, и это усиливает юмор».

Схватка с «Фердинандом»
В одной из фронтовых газет, которая бережно хранится у А. Н. Черновой, вышла заметка. Ее автор А. Безыменский описывает такой случай.
«Вдали у леска стояли шесть немецких танков, сожженных огнем артдивизиона. Чернов не выпускал их из поля зрения и однажды заметил, что вместо шести их восемь! Фашисты хотели замаскироваться корпусами танков и подвели к ним «Фердинанда» с «Тигром».
Чернов мигом навел орудие.
– Огонь!
Снаряд угодил прямо в бок «Фердинанда». Вражеская машина вспыхнула.
Через день Чернов сбил из своей пушки «Хейнкель-III». При бомбежке загорелся боекомплект. Валентин под осколками потушил огонь. Вскоре стал зенитчиком. Его орудие ликвидировало четыре «Фоке-Вульфа». Но лучше всего проявил себя в боях на вражеской территории.
Утром начались лютые контратаки немцев. Батарея прикрывала перегруппировку части. Зенитки били по вражеской пехоте. Немцы засели в селе, стреляя из домов. И началось правильное разделение труда. Соседнее орудие палило по зданиям, немцы выбегали оттуда, и тогда черновское толпами уничтожало их. На крышах находились вражеские пулеметные точки. Чернов ликвидировал четыре из них. На помощь фашистам подошли четыре бронетранспортера. Валентин истребил два.
Снаряды закончились, потому что стрелять приходилось непрерывно. А немцы двинулись в наступление. Тогда комсомолец Чернов поднялся во весь рост с автоматом в руках и с криком «Ура!» бросился в атаку. За ним ринулись Жиров, Евдокимов, Ковалев, Шеставин, Чуйков, Сочетаев, Матвеев, короче, весь его расчет. Фашистов истребили.
– Видишь ли, батько, видите ли вы, братья мои, как я мщу за вас?»
За уничтоженный «Фердинанд» Чернов и его сослуживцы получили деньги.

На Берлин!
«1.1.45 г. «Ясенки. Новый год встретили неплохо. Вручили значки «Отличный артиллерист».
9.1.45 г. Выезжаем на фронт – на Сандомирский плацдарм.
12.1.45 г. Артподготовка. Вошли в прорыв и двинулись вглубь обороны противника.
3.3.45 г. Юго-Запад Лаубана. Нам грозит опасность. Противник предпринимает атаки.
4.3.45 г. Мы в кольце, которое быстро сжимается. Отходить некуда. Сзади немцы. Принимаем бой с пехотой и бронемашинами. Пошел густой снег. Фашисты вплотную подошли в нашим пушкам. Видны силуэты танков и людей. Мы открыли ураганный огонь. Немецкая пехота побежала. Но танков увеличилось. Есть узкий проход. Начали отступать, но машины с пушками завязли в грязи. Враг наседал. Пушки подорвали, машины сожгли. Идем. Слева и справа немцы идут в полный рост и стреляют. Разорвалась мина. У меня из рук вылетела сумка. Ранило маленьким осколком. Выбившись из сил, не опасаясь ничего, мы идем в полный рост. Наконец наши, 4-я батарея.
5.3.45 г. В предместье Лаубана. Мы снова в окружении. Противник сильно жмет.
6.3.45 г. Обстановка ухудшается. Противника пополняют свежими силами. К вечеру пошли в прорыв. Движемся очень медленно. До наших 13 км. Завязли машины. Вытаскивают танки, но и они «садятся». Положение плохое. Враг обстреливает. К четырем часам утра пушки вытащили, но не все.
7.3.45 г. 4.00. Еще темно. Мы пошли пешком. По дороге обстреливают. До наших 7 км. Уже близок рассвет. Слышны моторы немецких танков слева. Я сел на ствол 76 мм пушки и выехал к своим. Сорвал с себя маскхалат.
Лигниц. Умылись. Покушали. Направляемся в Яцер (к штабу). Здесь мы узнали, что комбат Плеханов погиб при выходе. Заняли один дом. Нас представляют к наградам. На меня и Плеханова подали документы для присвоения звания Герой Советского Союза.
8.3.45 г. У нас новый комбат – Джоджуа.
16.3.45 г. Стоим от Лигница в 7 км (Роткирх). Занятия, футбол, волейбол и спорт.
24.3.45 г. Получаем технику, а через несколько времени – на передовую. Берлинская операция. Наступление на Берлин шло довольно быстро. Занимая населенные пункты, мы заставали мирных жителей работающими на полях, но наше внезапное появление наводило на них страх, и они разбегались в леса».

Напуганное гитлеровской пропагандой, гражданское население Германии воспринимало советских воинов как мучителей, поэтому их появление наводило панику. Люди прятались в подвалы, куда угодно, лишь бы подальше от красноармейцев и их союзников.
До Рейхстага оставалось два квартала, как вдруг 6 мая 1945 года В. П. Чернов и его бойцы получили приказ отправляться на помощь восставшей против фашистов Праге. Чехи встречали наших так, как ни в одной из освобожденных столиц, – восторженными криками, объятиями, с букетами цветов, которыми забрасывали экипажи боевых машин.
Приказами Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина от 2 мая 1945 г. № 359, от 8 мая 1945 г. № 366, от 9 мая 1945 г. № 368 за отличные боевые действия при овладении столицей Германии – Берлином, г. Дрезден и за освобождение столицы Чехословакии – г. Прага В. П. Чернову, принимавшему активное участие в сражениях, и всему личному составу его соединения была объявлена благодарность.
В. П. Чернов – кавалер многих боевых орденов и медалей. От Днепра до Берлина и Праги – таков боевой путь Валентина Петровича. Он был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалями «За взятие Берлина», «За взятие Праги», «За взятие Варшавы», «За боевые заслуги».

После войны
После войны Чернов шесть лет служил в Германии в составе оккупационных войск, потом был переведен в Харьков – в воинскую часть 44397. Отпуск проводил во Льгове. Мать Валентина Петровича, потерявшая двух старших сыновей и вымолившая у Бога младшенького, хотела для него простого человеческого счастья и советовала жениться на льговчанке. Сестра под благовидными предлогами приглашала домой знакомых девчонок, но они были брату не по душе. Он сам случайно, на танцах, познакомился с белокурой красавицей Аллой. Она училась в Харьковском институте на архитектора. Молодые люди понравились друг другу. Один, отгуляв отпуск, а другая – каникулы, стали встречаться в Харькове. В 1953-м поженились. Родился сын, его назвали Александром в честь погибшего в войну дяди, на которого он, по наблюдениям бабушки, был очень похож.
Валентин Петрович получил работу в Киеве – в штабе военного округа, где инспектировал ракетные полки, а Алла Никитична преподавала в техникуме архитектуру. Но обоих тянуло на Родину, во Льгов. На улице Дзержинского супруги начали строить дом. Возвели стены и сделали крышу, но потом глава семейства умер. Он часто жаловался на боли в пораженном страданиями сердце и застуженных в окопах суставах. Судьба отмерила Чернову всего 46 лет.
Молодая вдова, которой на тот момент исполнилось 40, тяжело пережила утрату. Летом по дороге на работу каждый день заезжала на воинское кладбище, чтобы проведать могилу дорогого человека. Сильная, стойкая и верная женщина, она так и не вступила в новый брак, хотя такие предложения были, не впала в отчаяние и трудностей не побоялась. Дом достраивала вместе с сыном. Но и он не задержался на этом свете. В возрасте 36 лет умер и был похоронен рядом с отцом. У Черновой остались внучка и двое правнуков, они живут в Москве. За могилами ухаживают родственники невестки. Алле Никитичне хотелось бы наведаться в то место, где покоятся главные в ее жизни мужчины, но состояние здоровья не позволяет, да и сложившаяся на Украине неблагоприятная политическая ситуация не располагает к поездкам.
Еще в Киеве А. Н. Чернова ушла на пенсию. У нее 30 лет преподавательского стажа. Всю жизнь она честно и добросовестно работала, за что удостоена звания «Ветеран труда». Как передовика ее дважды приглашали для участия в парадах, посвященных Великой Октябрьской Социалистической революции.
Без работы Алла Никитична никогда не скучала. Она человек самодостаточный и умеет занять себя, благо, есть дом, участок земли и любимое дело. В ельцинские времена, когда не платили пенсию, профессия кормила: выручали частные заказы на архитектурную отделку интерьеров. И свои владения женщина оформила всем на загляденье.
Хочется пожелать Алле Никитичне и в дальнейшем оптимизма, бодрости духа. С великим праздником Вас и ветеранов войны! Дай Бог, чтобы дольше были рядом с нами.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

179