Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

17.04.2015 15:35 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 27 от 17.04.2015 г.

В нем разбиваются мечты…

Автор: Вопросы задавал и заодно сделал покупки Игорь Скороходов

Как бы трудно не жилось, что бы вокруг не происходило, хоть раз в неделю, теперь, наверное, в месяц, хотим или нет, но вынуждены в него зайти. В основном для того, чтобы не забыть, как выглядят товары народного потребления, и что-нибудь купить.
Конечно, речь – о магазине. В нем разбиваются мечты, желания почти всегда не сходятся с возможностями. Глаза быстро наполняют сумки и пакеты, кошелек делает вид, что готов заплатить за все, что на прилавках, но руки закрывают его потому, что такую тяжесть им якобы не унести… Торговля отступает с коммерческой передовой на запасные позиции общения и ностальгии.
Редакция «ЛН» тоже решила вдохнуть глоток воздуха цен, товарного соседства, сроков годности, упаковок, весов и запахов. Но поспешила не в равнодушный супермаркет на колесиках, а в пропитанный эмоциями покупателей магазинчик.
Хозяйка-продавец предупредила, что на вопросы ответит только в том случае, если в интервью не будет упомянута ее фамилия. Пришлось согласиться. Главное – получился разговор. Его участники не раздулись до размеров экономистов и даже менеджеров. Хватило роли обывателей, старых знакомых. Речь пошла «за жизнь». Не всегда красивую и умную. Итак…

– Почем санкции?
– Нипочем они, наверное, только ворам и политикам…
– А все-таки как экономические трудности отразились на твоем магазине?
– Цены взлетели, покупательная способность упала и пока не может встать. Спрос только на дешевые продукты. Под угрозой оказался рацион домашних животных. Если раньше куриными лапками кормили собак и кошек, то теперь их хозяева берут эти деликатесы для себя. Большой популярностью стали пользоваться суповые наборы.
– Не заросла ли народная тропа?
– В хорошие времена ежедневно приходили человек 40-50. Сейчас дверь открывается все реже. В основном – утром. Бабушки наполняют свои «продовольственные корзины» хлебом, молоком, иногда – маслом.
– И при этом, наверное, не молчат…
– Ругают нас, продавцов, за то, что опять повысили цены. Приходится объяснять, что никакого отношения к дороговизне не имею, магазин заинтересован в дешевых продуктах, чтобы их больше и быстрее покупали, поддержав нормальный товарооборот. Некоторые прислушиваются и переключают свое недовольство на правительство. Достается и соседям-украинцам за то, что развязали войну, бьют русскоязычных, а газ требуют со скидкой. Им, мол, – все, нам же – ничего…
– Объясни тогда старушкам механизм повышения цен. Ты ведь, например, делаешь наценку на товары не с потолка и не такую, чтобы обогатиться.
– Она у меня минимальная – десять-пятнадцать процентов.
– Разрешается и двадцать.
– Можно установить и такую, но это чревато проблемами со сбытом. Их и так хватает.
– Но почему тогда все дорожает и в твоем магазине – тоже?
– Трудно сказать, стоя за небольшим прилавком. Погоду в торговле делают, скорее, супермаркеты. Их маленькие «коллеги» пытаются устоять под ветром чьих-то крупных интересов.
Цены могут диктовать, сговорившись, производители товаров или, пользуясь моментом, – их перекупщики, оптовые фирмы и другие очень заинтересованные лица и организации.
Но рынок все-таки предлагает свои условия. Руководство «Яшкино», например, было вынуждено недавно сделать более дешевыми свои конфеты. Потому что их перестали покупать. Чтоб не потерять лицо, объявили о специальной акции. А за кадром рост цен на свою продукцию объяснили подорожанием энергоносителей.
– Как будто Россия их действительно получает из Украины. Почти по Псаки. Очень удобная причина.
– Особенно во время санкций. Но торговать все равно надо, поэтому приходится сотрудничать с поставщиками товаров, менеджерами. Что у них на экономическом, предпринимательском уме, сказать трудно. Легче взять продукты под реализацию у этих господ, чем ездить по складам в поисках мелких партий.
Иногда, правда, от деловых связей приходится отказываться. Это произошло, например, тогда, когда один из сортов порошенковско-рошеновских конфет стал вместо 275 рублей за килограмм стоить 400… А простые леденцы, далекие от политики, подорожали на 60. И цены на них, наверное, вряд ли скоро «заледенеют».
– Пора посмотреть на твои полки.
– Только, пожалуйста, без слез. Мой магазин пока не очень опасен для карманов покупателей. Хотя все в торговом мире относительно.
– Начнем экскурсию.
– Килька от фирмы «Барс», та, что можно есть самому, не для кошек, набрала 12 рублей и стала стоить 60. Яйца подешевели. Гречка в прошлом декабре приобрела «золотой» оттенок – с 33 за килограмм подскочила до 53. На 20 руб. подорожало «мясо стариков» – селедка. Мойву можно теперь купить за 250. Поставщики из Курска объяснили, что привозят ее с Дальнего Востока, а рыбакам уловы обходятся сейчас в копеечку. На десять процентов выросла цена на молоко и потянула за собой мороженое. Не отстает и лимонад. Не по карману многим фрукты.
– Кстати, как у тебя с импортозамещением?
– В моем магазине прошу не выражаться. Апельсины и лимоны, например, – по-прежнему из-за границы, наверное, из стран, которые не поддержали санкции. Да и не все можно заместить. Возьмем те же бананы. Но лучше этого не делать. Раньше стоили от силы 60-70 руб., сегодня же отпускная цена – 105. Лучше заказать лишнюю палку колбасы. Не знаю, сколько бы пришлось заплатить за зарубежную, но за 780-граммовую банку отечественной томатной пасты придется выложить вместо 80 руб. 130.
Заметно подорожали российский сахар, мука и подсолнечное масло – на 10-15 руб.
– Политологи говорят, что народ рост цен переживет. Главное, считают, чтобы не сократилась его численность.
– Придется отказаться от роскоши, например, консервированных ананасов. Они не стали дешевле. Скорее, наоборот.
– Как ты в этой ситуации выкручиваешься?
– Заказываю меньше товаров, маленькими партиями. Знаю многих покупателей в лицо, их потребности и вкусы. Прошу менеджеров привезти то, что пользуется спросом и что обязательно купят. Пришлось освободить полки от деликатесов, например, грибов и других продуктов.
– Как на войне! Цены наступают, покупательная способность падает… Не страшно?
– Чуть-чуть! Но некоторые моменты больше удивляют. Никогда бы не подумала, что подорожание коснется даже туалетной бумаги. За рулон теперь придется заплатить на два рубля больше.
– Ничего, мы не из пугливых, поэтому деликатного товара будем использовать меньше… Улыбнулись, а теперь о серьезном. Несколько слов о твоих покупателях.
– Большинство из них – пенсионеры. Крупных накоплений не сделали. Идем навстречу, часто отпускаем продукты в долг. Люди порядочные, поэтому расплачиваются.
Такие же отношения у нас сейчас и с поставщиками товаров. Звонят: «Ради Бога, возьмите хоть что-нибудь! Деньги вернете потом». Отвечаю: «Хорошо, привезите куриные головы, лапки и суповые наборы». Когда менеджеры бывают во Льгове, заходят, интересуются выручкой, просят дать хоть пятьсот рублей. От молодых, продвинутых, хорошо одетых людей на «крутых» машинах этого еще несколько месяцев назад нельзя было и ожидать. Но кризис сделал их более покладистыми. Крутятся быстрее, а оборот товаров и денег замедляется.
– Была, наверное, надежда, что твой магазин оживится перед Пасхой?
– Да, мои старики и бабули берегли деньги к празднику, покупали в основном хлебушек и молоко. Мясные и другие вкусности, которых в холодильниках, как ты видишь, полно, ждали своего часа.
– Два самых популярных продукта ты уже назвала. Какие входят в эту категорию еще?
– Селедка, яйца, дешевые сосиски и колбаса. Но пальма первенства, наверное, – за суповыми наборами.
– Торговые точки сейчас часто становятся центрами экономической и даже культурной жизни. Люди приходят не только, чтобы купить, но и встретиться, узнать последние новости, поделиться радостью или горем, получить совет. О чем говорят чаще всего, что твоих покупателей волнует? Или они только ругают продавцов и правительство?
– Мои бабули вообще-то не злые, отходчивые. В том, что ворчат, – ничего страшного. Просто им трудно, а некоторым еще и одиноко. Они многое испытали, поэтому смотрят на жизнь не так, как современная молодежь. Например, очень ценят мир. От души выступают против войны, прежде всего – на Украине, резко высказываются в адрес тех, кто ее развязал. У нас очень принципиальные старушки… Раскладывая действительность по полочкам, сравнивая и вспоминая, они выражают надежду на то, что цены больше расти не будут, хотя бы сравняются с пенсиями. Если обобщить, – пожилые-то, конечно, к бардаку привыкли, но не хотят, чтобы его прелестей вкусили их внуки и правнуки. Плохо, наверху не слышат, что говорят внизу, но с другой стороны – это, наверное, к лучшему, меньше будут нервничать и обижаться.
– Как все-таки старики сейчас выживают?
– Не знаю. Одна женщина недавно рассказала о том, что раньше пенсию растягивала на месяц, теперь ее не хватает и на две недели.
– Покупают, наверное, не килограммами?
– Я же тебе, по-моему, сказала, что просят взвесить 100-200 граммов. Те, кто когда-то кушал белый хлеб, перешли на черный, даже пьют с ним чай. Если редко берут колбасу, то «Экстру» за 140 руб.
– А всегда ли покупатель прав?
– Это отдельная тема. Времени до закрытия магазина не хватит. Не понимаю и, наверное, не уважаю тех, кто входит в магазин с настороженным видом и даже не скрывает, что боится быть обманутым продавцами, которые якобы одним миром мазаны. Судят по себе. Может ли работник торговли, которого все долгие годы знают и уважают за порядочность, поставить под сомнение свое честное имя? Не судите!..
– Надеюсь, что таких, не доверяющих даже себе, среди твоих покупателей очень мало.
– Конечно. В основном ко мне приходят добродушные, в чем-то наивные люди. Жалуются не на судьбу, а на высокое артериальное давление, делятся друг с другом впечатлениями и рецептами, обсуждают телесериалы, иногда, чего греха таить, немножко, незлобно сплетничают. Остаются ли при этом целыми чужие кости, сказать трудно… Слабости других надо прощать…
Наиболее популярная тема разговоров сейчас, наверное, – погода. Не позволяет старушкам работать в огороде. Им, видите ли, не сидится. Спина совсем не болит, ноги в норме – хоть садись на шпагат… Понятно, что овощи спешат заготовить прежде всего не для себя. Удивительное поколение, думающее только о других!..
– Уверен, что с языка не сходит слово «дети».
– Одна бабуля поделилась, что не они помогают старикам, а наоборот. Старается, бедняжка, сэкономить хоть пятьсот рублей. На еде, газе, свете. Чтобы дать денежку внукам.
А другая женщина рассказала о том, что пришел однажды сын и попросил хоть тысячу на хлеб. Работает в частном охранном предприятии, отбыл смену, а денег не получил.
– Жалко людей…
– Но самое страшное – не известно, что будет дальше. Слышала, нам, предпринимателям, собираются повысить налоги. Электроэнергия стала дороже, будто бы течет по золотым проводам. Вот так. Стараемся, содержим рабочие места, рассчитываемся с государством, но света в конце тоннеля не видно. Что делать, если в стране многие предпочитают не создавать, а болтать, при этом обманывая и получая деньги?
Магазины, магазины, магазины. Все, чего в них пока нет или не умещается, купим за кордоном. Внимание – внешней политике. Это, конечно, нужно, чтобы не было войны. Но и в своем хозяйстве следует навести порядок. Иначе… Страна спивается и погружается в состояние «до лампы». «Радует», что в это самое время снижается цена на водку…
– А на табак повышается.
– Продолжается борьба за здоровье граждан. Она началась с вырубки виноградников. Только тогда и сейчас многие люди не поняли, что на этом опасном пути не обойтись без жертв. Поэтому смело пьют. Не хватит денег – перейдут на альтернативные средства, которые помогут «сорвать или продырявить крышу».
– Расскажи, пожалуйста, о себе, но, как договаривались, не называя фамилии. Когда пришла в бизнес?
– В 1995 году. Идею подсказала жизнь. Торговлю тогда попытались свести к базару. Потеряла работу. На чужого жадного дядю за два рубля. Скажу честно, хотелось кушать, надо было помогать семье, растить ребенка. Поэтому грустить у окна не пришлось.
Продали телевизор, магнитофон, норковые шапки, получили отпускные, определенную сумму взяли в долг и потихоньку начали дело. Пережили пожар, кражу, «удавление» налогами. Все это было, когда арендовали помещение. Для того, чтобы получить разрешение на строительство магазинчика, в котором мы сейчас находимся, три месяца собирала подписи чиновников, «осчастливила» своими визитами тринадцать инстанций. Началу возведения «грандиозного объекта» предшествовала та же самая «приятная» процедура. Она предварила и его введение в эксплуатацию. Есть что вспомнить. Молодые узнают о моем пути в бизнес, сразу же с радостью бросятся в него.
Около новостройки образовалась свалка мусора. Убрала ее. Стараюсь поддерживать порядок и сегодня. Не все, правда, это ценят… За аренду земли плачу 12 тыс. руб. ежегодно. Надо участок выкупить, но пока не оформила все документы.
– Проблем у тебя хватает. Есть ли среди них главная?
– Долги за товары, которые взяла у поставщиков под реализацию. Продам или не продам – вот в чем вопрос.
– Каковы планы?
– Выжить. Надеюсь, что кризисная лихорадка останется в страшных снах. Без трудностей скучно. Олигархам на Украине, например, нечего делать, и они развязали борьбу за власть. А мне надо выкручиваться, расплачиваться, ладить с партнерами, угождать покупателям. С каждым днем это становится делать все труднее. Иногда с утра до вечера в магазин не заходит ни один человек. Бывает редко, но это настораживает.
Раньше дорогие сосиски «Дубки» заказывала по килограмму дважды в неделю, теперь только раз. Недавно позвонили из Курска и «обрадовали» тем, что подорожает хлеб. Привозили лоток дотационного, теперь дают только восемь булок. Отпускная цена была 10 руб. 80 коп., продавала за 12. Почему за главный продукт придется платить больше, никто не объяснил. Как всегда, отвечать стрелочнику.
Продолжение повышения цен следует

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

148