Меню
16+

Городская газета «Льговские новости»

19.02.2015 15:16 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 19.02.2015 г.

Проявил преступную заботу

Автор: Игорь СКОРОХОДОВ

Недавно между двумя местными философами состоялся острый спор о смысле жизни. К единому мнению не пришли, потому что были в разной степени подпития. Столкнулись два сложных и не очень понятных потока сознания. Но кое-что в диспуте невольным слушателям разобрать удалось. Например, то, что все люди, по мнению одного из его участников, разные, и если бы не единые нормы поведения, то есть законы, давно бы вцепились друг другу в глотку. Другой попытался доказать, что для некоторых, особенно богатых, они не писаны, поэтому те и живут, как в джунглях. Оба спорщика почти согласились с тем, что правила вообще-то могут существовать и даже иногда полезны, но если не совпадают с их представлениями о справедливости, то должны быть нарушены. Оставим за занавесом подробности интеллектуального поединка слегка нетрезвых, но думающих земляков и рассмотрим пример того, к чему обычно приводит вольное отношение к закону.
Несколько слов о действующих лицах на несколько лет развернувшейся драмы. В ее центре – двадцатисемилетний льговский обыватель с высшим образованием, который ничего лучше выдумать не смог, как переехать с женой в Подмосковье и устроиться в столице старшим официантом ресторана. В историю случайно попала его мать-инвалид первой группы, которая, как часто бывает, сценарий даже не читала. В массовых сценах – государственные служащие. В финале пьесы появился дознаватель местного отдела полиции. Но его выход, к счастью, немую сцену не вызвал. Герои и их антиподы заговорили сразу и охотно. Наверное, потому что молчать было бесполезно и себе дороже.
Главный персонаж Виктор Ларев*, как любой, пусть даже отрицательный, человек – очень сложен. Для того, чтобы разобраться в его внутренней начинке, сегодня не хватит времени. Намешано всякого. В том числе и своеобразной заботы о матери, как прозвучало ранее, – инвалиде первой группы. Мы же все разные, поэтому не будем спорить о том, как поступить, если самый дорогой человек тяжело болен. Можно жить рядом и снять с себя последнюю рубаху, чтобы помочь. Но это, по мнению некоторых особо продвинутых, скучно и примитивно. Ларев, наверное, считал себя непростым, тонким и к тому же настолько глубоким, что порой не докричаться, поэтому выбрал нетривиальный путь – уехал в Москву. Понятно и современно – не рыба, нашел, где лучше, плюс семья, перспективы и все такое. Тем более, любить родителей надо на расстоянии во избежание конфликта поколений, невестки и свекрови, а также массы ежедневных неудобств, связанных с уходом за больным человеком. Следует извиниться за доморощенный психоанализ. Виктор, конечно, на самом деле намного сложнее и не мог бросить мать элементарно. Пообещал, что в мыслях с ней всегда, а материально – понемногу, но каждый месяц. Официально взял родительницу под опеку и добился назначения ему компенсационной выплаты по уходу за инвалидом первой группы – 1200 рублей. Об этих деньгах матери не сказал ни слова, просто объяснил, что вместе с пенсией будет получать определенную сумму, которую можно считать его материальной помощью.
Женщину тронуло внимание сына. Она использовала своеобразную доплату для того, чтобы сделать в квартире косметический ремонт, покупать продукты и лекарства. Забота родного мальчика согревала душу матери до тех пор, пока из пенсионного фонда не стали поступать письменные требования вернуть какую-то переполученную сумму. Ларев во время побывок пробегал по документам глазами, но всегда успокаивал мать, говорил, что это ошибка, все будет хорошо. Не вышло. В семейные дела вмешалась полиция. Она установила, что не судимый, военнообязанный, дипломированный отец дочери, которой исполнилось всего несколько месяцев, Виктор Ларев – мошенник.
Обвинение прежде всего ударило по матери. Сильнее, чем болезнь. Не смогла поверить в то, что честность ее самого близкого человека кто-то поставил под сомнение. А сам сын был вынужден признать, что в основе его трогательной заботы заключалась корысть. До этого, наверное, убеждал себя в том, что не забыл бесценную женщину, которая подарила жизнь, нашел возможность помочь, несмотря на собственную семью – из далекого Подмосковья, проявил чувства… Получилось – за чужой счет.
Все дело в том, что еще в 2008-м сотрудники Пенсионного фонда объяснили, что компенсационная выплата по уходу за инвалидом первой группы, то есть матерью, будет безработному Лареву положена до тех пор, пока не трудоустроится. Как только это произойдет, Виктор должен сообщить о случившемся в ПФ РФ. Первого ноября 2010 года он стал официантом столичного ресторана, но ни с кем не поделился этой радостью. Не дурак, понял, что если откроет рот, тонкий, но постоянный, как из испорченного крана, поток рублей в кошелек матери иссякнет. Трезво рассудил, что сам – далеко, а компенсацию производят во Льгове, поэтому вряд ли что-то будут выяснять, копать и уточнять. Просчитался. Дотошные сотрудники Пенсионного фонда забили тревогу. Не мудрено – денег в нем и так не хватает. Уголовные пиявки опасны для финансового здоровья.
Словом, Ларев погорел, хотя старался не светиться несколько лет. До 30 июня 2013 года тихому мошеннику удалось нагреть ПФ РФ на 40800 руб. Вину признал и, как положено по закону жанра, раскаялся. Но под занавес камерного спектакля бросил в зал перчатку. Не опустил, молча, голову, отягощенную не только высшим образованием, но и, теплилась надежда, грузом настоящей внутренней ответственности, а подвел под свое незаконное поведение фундамент объснения и, с учетом сострадательности и понятливости многих граждан, оправдания. Виктор заявил, что о своем трудоустройстве умышленно умолчал, желая, чтобы мать продолжала получать компенсацию, потому что заслужила от государства гораздо больше: была в свое время занята на трех работах, из-за этого тяжело заболела и в конечном итоге получила маленькую пенсию. Обидно. Но не только этой о женщине – многим другим людям обоих полов и разных возрастов. Старались, вкладывали, отдавали, не жалели. И остались у разбитого корыта надежды на берегу моря несправедливости. Все, наверное, относительно и может быть оспорено. Но стойкий запах обиды в обществе – не мгновенное недавнее дуновение сероводородного ветра в столице. Такой порядок вряд ли устроит нормальных, думающих людей. Правда, это вовсе не значит, что даже самые сильные чувства и переживания могут служить основанием для нарушения закона. Обиженных у нас больше, чем правовых норм. Если пойти по пути самосуда и мести, никаких фондов и почему-то оказавшихся крайними пенсионеров, которых своим поступком Ларев и наказал, не хватит. О родной матери не забыл, о чужих не подумал. Робин Гуд не успевшего начаться, но уже исковерканного века…
* Фамилия и имя изменены
Благодарим за сотрудничество дознавателя ОД межмуниципального отдела МВД России «Льговский» старшего лейтенанта полиции Л. В. ЛУПИЛИНУ

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

68