16+

Городская газета «Льговские новости»

Главная / Статьи / А жизнь продолжается
31.05.2018 09:42
  • 20

Категории:

А жизнь продолжается

Н. Л. Писарцов посвятил себя людям, хотя всё время имел дело с техникой. Её для них и ремонтировал, обслуживал, поставлял, чтобы могли посеять и убрать, накормить себя и страну, помочь друг другу и помечтать о хорошем. Ведь, как сказал умный человек, смысл жизни в том, чтобы не прошла бессмысленно – в попытках на неё заработать.

Николай Леонидович – с 1937-го. Появился на свет в Обуховке Кореневского района. Крестьянский сын. В семье, кроме него, было ещё двое детей. Жили на трудодни родителей-колхозников. Отца, Леонида Григорьевича, во время Финской войны тяжело ранило. Пуля, пробив руку, вошла в живот. В Ленинграде сделали операцию, подлечили и отправили на инвалидность домой. На Великую Отечественную поэтому не призвали. Зато фрицы на здоровье мужика не посмотрели, отступая восьмого марта 1943-го, посадили вместе с односельчанами и родной сестрой в теплушку и отвезли в «фатерлянд». Там какому-то бауэру понадобился плотник, и он взял Писарцова-старшего к себе. Пришлось горбатиться до тех пор, пока в округе не стала слышна канонада. Немецкие хозяева в страхе разбежались. Но Леонид Григорьевич проскучал на хуторе в одиночестве недолго. Однажды ночью в окно постучали. Открыл дверь – на пороге стояли наши разведчики. Как ты, мол, тут? Ответил – ничего. Гости поинтересовались шнапсом. В подвале нашёлся. Но для банкета времени не было. После тоста за победу ребята продолжили выполнение приказа. А их нового знакомого из Обуховки потом всё-таки зачислили в ряды армии. Домой он вернулся в военной форме.

После войны Писарцовы, как и все, жили скромно. Потому-то никто и не обижался. Главной чертой русской души всегда было стремление к справедливости. Это сейчас говорят о каком-то единстве, но между кучкой богатых и миллионами бедных – пропасть непонимания и отчуждения. Тогда же народ действительно держался вместе, поэтому преодолел и победил. Коля был маленьким, но папке с мамкой помогал – по-своему, по-детски, как мог. Его так воспитывали в семье. Конечно, не специально. Какие из рядовых колхозников педагоги? Мальчишка просто брал пример с родителей. Он оказался хорошим – сын вырос достойным человеком… «Жизнь даётся только один раз, а удаётся и того реже». У Н. Л. Писарцова удалась…

Правда, опустим часть анкетных данных. Парень хотел поступить на тракториста, но в школу ещё ходили младшие брат и сестра – отцу-инвалиду и матери столько учащихся было не вытянуть. Пришлось устроиться в Снаготскую МТС прицепщиком. Потом Николая призвала в свои ряды армия. Служил в Таллине, готовил связистов в учебном подразделении корпуса. Помнит воинские традиции. На территории ЭССР в те годы размещались Панфиловская дивизия и 36-я, в составе которой совершил подвиг А. Матросов. Эстонцев до сих пор считает несколько холодными. Наверное, это качество и породило их легендарную медлительность. Но всё в отношениях с приезжими компенсировала дружба народов, о которой сейчас в Прибалтике не принято говорить…

Н. Л. Писарцов воспользовался предоставленным тогда всем солдатам и сержантам правом продолжить образование. Направил запрос в два вуза. На экзамены пригласил только Воронежский СХИ. Пришёл вызов, а абитуриент, как назло, через день ходил в караул разводящим. Пришлось обратиться к командиру. Уволили из СА досрочно – для поступления в институт. Хороший был порядок. Николай стал студентом. Из части, кстати, позвонили и поинтересовались успехами. Если бы провалился, всё равно поехал бы домой. Позже в то же учебное заведение, но на заочное отделение приняли его брата. Оба получили специальность инженера-механика. Без шума, пыли и блата. Только судьба Писарцова-младшего сложилась трагически. Он преподавал в Кучеровском сельхозтехникуме. Возвращался однажды с переподготовки в Киеве, спрыгнул с поезда на станции Псёл, вошёл в здание вокзала, сел на скамейку и… умер. Остановилось сердце. Мужчине не было пятидесяти лет…

Кадры решали всё и раньше, но в 60-х годах прошлого века к ним относились более строго. После окончания вуза направляли на работу, а через год, получив справку о добросовестном исполнении профессиональных обязанностей в указанном хозяйстве, вручали диплом и академический знак.

Так поступили и с Николаем Леонидовичем. Ему, если честно, хотелось вернуться в родную Обуховку к уже болевшим тогда родителям, но пришлось поехать в Марицкий колхоз имени Калинина и семь лет проработать главным инженером. Потом Н. Л. Писарцов был заместителем управляющего объединением «Сельхозтехника» по техническому обслуживанию машинно-тракторного парка Льговского района, с 1985-го руководил местным «Агроснабом». На пенсию ушёл в 2000-м. Общий трудовой стаж составил 42 года.

За каждым отрезком времени и должностью – ответственность за дело и людей, изматывающая работа, судьба. Она порой Николаю Леонидовичу улыбалась, но иногда только для того, чтобы, по словам одного острослова, испугать своим оскалом. Пришлось пережить всякое. Но только вспоминать об этом Н. Л. Писарцов не любит. Считает, что и «ЛН» уделили внимание его персоне зря. Посмотрел и послушал бы, как некоторые пустые граждане тонко намекают на толстое обстоятельство – необходимость срочно посвятить газетную площадь им.

Николай Леонидович с трудом согласился рассказать о своей работе. Потому что, по его мнению, ничего особенного в ней не было. Вместе с коллегами занимался обслуживанием машин и агрегатов, которые принадлежали колхозам и самой «Сельхозтехнике». В своё время у неё ездили 90 автомобилей и целый тракторный парк. Их использовали для собственных нужд, но в первую очередь – помощи хозяйствам. Казалось бы – зачем, если они имели свою технику? Сейчас понять эту логику трудно. Работа была так организована, наверное, из принципа: «Один комбайн – хорошо, а два – лучше», то есть для повышения эффективности производства. Чтоб всё косило и пахало, в районе постоянно развивалась техбаза. Льговский в 60-70-х вмещал в себя и территорию теперешнего Курчатовского. Так что пришлось поездить. Служба у Н. Л. Писарцова была солидной – диспетчерская, 15 инженеров с «летучками», пункт ТО с мастером-наладчиком в каждом хозяйстве, со специальным оборудованием и рацией. В случаях надобности из колхозов звонили. Зря не беспокоили, значит, машины требовались срочно. Специалисты объединения выезжали по вызовам без задержки. Этот механизм напоминал «скорую техническую помощь».

При первом секретаре РК КПСС А. М. Калинине на базе «Райсельхозтехники» были сформированы два мехотряда из десяти комбайнов в каждом. Механизаторы, работавшие на зерновых и свекловичных, привлекались с предприятий Льговского района. Одно из формирований возглавил Н. Л. Писарцов. Обслуживал определённую зону. При необходимости помогал в уборке. Подчинённые жили в вагончиках около поля. Их обеспечивали баней и бесплатным питанием. Постепенно отряд перемещался из одного колхоза в другой. Сначала убирали зерновые, потом копали сахарную свёклу.

Вспоминает Николай Леонидович и свою «агроснабовскую» жизнь, о том, как с коллегами пригонял во Льгов технику из Харькова, Будённовска, Ярославля… В кабинете не засиживался, когда же приходилось, его дверь не закрывалась – шли по делу работяги, инженеры, председатели… Часто не хватало запчастей и резины – отправлялись в поиск по области и стране. Но в основном справлялась система фондов плановой экономики. Колхозы предоставляли «Агроснабу» сведения о своих «технических» нуждах, а он, в свою очередь, направлял в область заявку вместе с порожними машинами под запчасти. Централизованные поставки покажутся пережитком, зато современные сельхозники, по словам Николая Леонидовича, ломают голову компьютеру и стачивают шины в поисках нужных деталей и агрегатов. Только Курск раньше решал, какое хозяйство чем обеспечить, вплоть до плуга.

Н. Л. Писарцов подчинялся. Мог с разрешения области сделать в списке перестановку или подкинуть какому-то хозяйству лишний аккумулятор, но редко и в связи с производственной необходимостью.

Наверное, и сегодня найдутся желающие бросить ему в спину камень. Недовольных и завистливых у нас, как окурков на тротуарах. «Человек всё может! Вот это меня и настораживает», – сказал однажды мастер афоризмов Михаил Генин. Других умных людей – тоже. «Сколько проучился и проработал – никому не дал и ни с кого не взял ни копейки. Один выдал – дурак, мол, так жить нельзя. А я по-другому не могу и не хочу. В моём распоряжении находилось много ресурсов, шёл вагонами кирпич – бери и стройся, но это был бы неправильный путь, у меня не такая натура», – признаётся Николай Леонидович.

Он не может принять душой сегодняшнюю систему человеческих отношений, в основе которой – деньги. Считает, что раньше всё основывалось на уважении, верности делу без громких пустых слов, желании выручить, помочь – люди годами притирались, убеждались в надёжности, честности и профессионализме друг друга. Неслучайно, вспоминает Н. Л. Писарцов, представителей Льговского «Агроснаба», после того, как узнавали, что они из Курской области, словно родных, встречали на многих машиностроительных заводах. Срабатывали деловые и человеческие связи. Все занимались общим делом, надеялись на лучшее, оно же, перефразируя интересное высказывание, – на них, но потом, в конце концов в какой-то период потеряло всякие иллюзии.

Правда, Николай Леонидович старается не киснуть, часто повторяет: «Жизнь продолжается». Не удивляют его слова о том, что раньше на работу ехали, как на праздник. Жаль – очень рано, а возвращались, когда в городе, например, все нормальные люди были уже на боковой. Поэтому единственная дочь Ирина в своё время могла забыть отца: выходил из дома – ещё спала, возвращался – уже видела сны. Воспитанием занималась жена. Инженер Писарцов выкраивал часы только для помощи по хозяйству.

Трудно было надеяться на то, что в рассказе Николая Леонидовича о работе появятся вдруг спецэффекты, погони и перестрелки, потому что речь идёт об инженере-механике. Но скука во время знакомства с человеком, преданным делу, – печать поверхностных особ. Таких привлекают лишь собственные переживания. Воспоминания Н. Л. Писарцова могут, пожалуй, оставить равнодушными ещё и маугли, которые далеки от глубоких чувств и техники, но наверняка будут интересны людям, ставшим единым целым с приборами, машинами и агрегатами. Для таких только мир тосола, ключей, сочленений, узлов и запчастей является настоящим – он никогда не обманет и не предаст. От дела жизни Н. Л. Писарцова можно выстроить логическую цепочку: без тракторов и комбайнов нельзя развивать сельское хозяйство, от него же зависит продовольственная безопасность страны, на голодный желудок даже представители самых престижных профессий вряд ли сделают что-то путное. Значит, Николай Леонидович с товарищами просто защищал всех нас.

Если хорошенько присмотреться, то станет ясно, что и у технарей полно романтики. Перед глазами захватывающее зрелище. Несколько промасленных спецов ковыряются, например, в каком-то мудрёном моторе. Как дети, увлекаются и забывают обо всём. Их мимика и позы, когда пытаются дотянуться, подлезть, открутить пригоревшее или поменять часть, не разбирая до винтика целое, слова и выражения, которые при этом всё чаще слетают с губ, – это своеобразный спектакль. Только досмотреть порой многочасовую пьесу зрителям бывает не под силу. Но лучшие для мастеров аплодисменты – вновь раздавшееся ворчание механизма или моргание лампочки на пульте. Главное для любителей железок, которые могут «ожить», – докопаться до причины, узнать что-то новое, заставить работать то, что все уже списали в металлолом, принести этим пользу и радость. Вот что в профессии интересно. Н. Л. Писарцов мог бы, как Гоша из кинофильма «Москва слезам не верит», сказать, что когда приходил на работу, там начинало крутиться то, что без него стояло на месте.

«О чём вам ещё рассказать?» – спросил в разговоре, состоявшемся в редакции, Николай Леонидович. – Я – комсомолец с 1951 г. Билет у меня сохранился. С 1961-го – член КПСС. Всё прошло своим чередом. Такова судьба обыкновенного советского человека». Он остался верным не только идеалам и воспоминаниям, но и супруге Раисе Николаевне. Вместе с 1965 г. У них дочь и зять. Отдали им квартиру на Комсомольской. Сами остались в Шерекинском, на территории, больше известной, как Марицкая «Сельхозтехника». В Курске и Московской области живут два внука. Окончили нашу сельхозакадемию, но после долгих мытарств «сели» на аэродромах. Наверное, счастливы. А старики без ума от правнучки Юлечки, жалеют, что из столицы приезжает не каждый день.

Н. Л. Писарцов с грустью рассказывает, что от их посёлка мало что осталось, разрушили наконец и предприятие, которое с товарищами собирал по винтику. В своё время во Льговской «Райсельхозтехнике» работал хороший слесарь – Михаил Уколович. Однажды вернувшись домой из больницы и увидев развалины и запущение, не выдержал и на следующий день умер.

Когда-то, как у каждого сельского жителя, в хозяйстве Николая Леонидовича постоянно хрюкало и издавало прочие вкусные звуки. Сейчас обитают только куры, кошка и… пчёлы. К ним у бывшего инженера особое отношение. Разводит 30 лет и не променяет ни на какую рыбалку.

Н. Л. Писарцов – человек активный. Предпочитает выступать на спортивных аренах. Дебютировал на одной из них после школы. Привязал верёвками к ногам старые лыжи и победил на районных соревнованиях. Потом, впервые сев в поезд, добрался до Курска и стал в гонке третьим. В армии поднимался на высшую ступень пьедестала почёта среди тяжелоатлетов, хотя до службы штангу никогда не видел.

Во время учёбы в СХИ для спорта не хватало времени. Брат находился в рядах СА, сестра уехала в Челябинск – надо было помогать родителям. По праздникам и выходным разгружал вагоны, домой приезжал с деньгами и даже подарками. Привозил матери то шаль, то отрез на платье… Иногда она с тревогой спрашивала, не впутался ли сын во что-то нехорошее, не могла понять, откуда у студента такие суммы. Подрабатывал Николай в течение трёх курсов. Из дома почти ничего не брал, видел, как всё в нём было скромно…

После окончания вуза Н. Л. Писарцов с физподготовкой наверстал. И прежде всего вернулся на лыжню. Человеку сейчас за 80, а он ежедневно делает зарядку, 8-10 раз подтягивается на перекладине, 50 – отжимается от пола, столько же поднимает десятикилограммовые гантели. В 2016-м участвовал в районных соревнованиях по гиревому спорту – 16 кг «взлетели» 20 раз. В 2018-м занял призовое место в местной лыжной гонке в своей возрастной группе. Очень просил об этом не рассказывать, потому что занимается для себя. Но как промолчать, если Николай Леонидович – пример, воспитывает так же, как когда-то его – родители. Часть своих спортивных наград герой публикации передал в музей спорта, созданный учителем физкультуры Н. Н. Колесниковым в Марицкой школе.

Сейчас ни в чём человеческом себе не отказывает – читает газеты, смотрит по ТВ ток-шоу, расстраивается, когда на Россию льют грязь. Недавно работал в участковой избирательной комиссии. Побывал в Марице и увидел, что «дыбают» в основном никому уже не нужные бабки, всё заросло, а раньше – кипело, из села во Льгов и обратно в течение дня можно было добраться четыре раза.

К родной Обуховке когда-то подвели асфальт, но жителей тоже стало меньше, и не везде растут только цветы и декоративные деревья. Приезжает в неё каждый год. А друзей детства уже не осталось… Зато есть племянники и их дети. Живут по всей области. Одиноким Николай Леонидович себя не считает. Семья, родные, близкие, честные и порядочные люди, которых вокруг всё равно больше, чем плохих, – что ещё нужно для счастья? На него, конечно, бросает тень многое. Например, то, что, по мнению Н. Л. Писарцова, простой человек сейчас почему-то стал бременем и помехой, никому не нужным. К этому трудно привыкнуть. И не стоит. Иначе получится предательство, забвение всего, что сделало для Родины поколение Николая Леонидовича и другие. Справедливость восторжествует. Потому что жизнь продолжается.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх